en   de   中文
+7 (3952) 550-464
обратный звонок
Заявка на тур
Сейчас на Байкале
БайкалПрофиТур / Байкал / «Сибиряк»: в прошлом веке на Байкале
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

«Сибиряк»: в прошлом веке на Байкале 

Сегодня теплоход «Сибиряк» – один из лучших кораблей на Байкале: быстроходный, надежный, комфортный. Каждый год гости Байкала путешествуют на нем по самым заповедным уголкам славного озера-моря. И мало кто знает, что больше ста лет назад, в конце XIX – начале ХХ века, по Байкалу уже ходило судно с таким названием.

 


«Сибиряк» - пароход. Байкал, XIX век

«Сибиряк» - теплоход класса комфорт. Байкал, XXI век

 

Пароход «Сибиряк» принадлежал Кяхтинскому пароходному товариществу, созданному иркутскими купцами в 1881-м году. Пароходство совершало регулярные почтово-пассажирские рейсы от Лиственичной до Мысовой. Очевидцы описывают «Сибиряк» как «чистенький» пароход, которым управляют «простые и добрые ребята».

 

***

История судоходства на Байкале насчитывает сотни лет, хотя официально оно существует всего 130. Известно, что первый пароход прошел по Ангаре в 1844 году. Из-за подводных камней и быстрого течения, направление которого часто менялось, район Братских порогов был непроходим для судов. Лишь самые отчаянные головы преодолевали их на баркасах. Первые суда ходили по реке только в дневное время. Из Иркутска они шли 554 километра до Заярска и обратно. Рейс длился 12 суток.

 

Судостроительных заводов на Ангаре и Байкале не было, механизмы для пароходов доставлялись из Европейской России и собирались на маленьких верфях. Первым байкальским судостроителем стал купец Никита Мясников – владелец парохода «Наследник цесаревич» и нескольких мелких судов. Свое предприятие Мясников гордо именовал Байкальским пароходством, и под этим названием оно вошло в «Иркутскую летопись» Н.С.Романова.

Но до регулярных рейсов было еще очень далеко. Для организации постоянных пассажирских и грузовых перевозок нужны были надежные, приспособленные для Байкала суда, приобрести их оказалось большой проблемой. По новому указу открытие пароходства отнесли на 1843-1844 гг.

В 1844 году на верфи в селе Грудинино завершили работы по строительству 32-го сильного парохода, названного «Император Николай I», и 50-го сильного парохода «Наследник Цесаревич». Это были первые корабли необходимого класса, сделанные специально для хождения по Байкалу.

Вслед за пароходством Мясникова появилось пароходство Бенардаки. В 1859 году они объединились в одну компанию, которая владела 3 пароходами и буксирами.

 

При всех издержках первых регулярных рейсов начало было впечатляющим. В иные населенные пункты Байкальского побережья иначе как по воде и попасть было невозможно.

В 1862 году Байкальское пароходство купил иркутский купец 1-й гильдии Хаминов. Контракт был заключен на два года. Первый пароход с почтой отправился в путь 18 мая 1862 года. И эту дату следует считать ключевой точкой отсчета в организации срочного почтово-пассажирского сообщения по Байкалу.

Еще десять лет спустя иркутскими 2-й гильдии купцами Могилевым, Елезовым, Шмулевичем и Шишеловым было учреждено полное товарищество под названием «Байкальское пароходство», которое приняло обязательства 12 лет содержать срочное почтово-пассажирское пароходство. В своем распоряжении товарищество имело пароходы «Генерал Корсаков» и «Генерал Синельников», а также четыре буксирных парусных судна «Иннокентий», «Иоанн», «Владимир» и «Лазарь». При пароходах и судах было два баркаса и 12 лодок.

Рейсы начинались 15 мая, а почта доставлялась с 3 июня, два раза в неделю – по вторникам и пятницам.

 

***

В 1881 году местное купечество создало Кяхтинское пароходное товарищество, которое установило постоянное пароходное судоходство. Суда этой компании были обязаны совершать двумя пароходами рейсы из Лиственичного до Мысовой (80 верст) по три рейса в неделю и от Лиственичного до Туркинских минеральных вод, заходя в устье Баргузина, Кругулина, Сосновки, устья Верхней Ангары (700 верст), по пять рейсов в навигацию. Срок концессии был определен в 12 лет.

 

Кяхтинское пароходство обустроило свою собственную пристань в Лиственичном. Как писал очевидец в 1894 году, «пристань обстроена довольно основательно, да иначе и быть не может, так как товарищество имеет три морских парохода, два речных на Ангаре и два на Селенге, несколько грузовых судов, барж и лодок; кроме того, выстроен, но еще не отделан морской пароход на смену старикам «Платону» и «Дмитрию», первый из которых плавает с весны 1878 г., а второй с 1882 г. и, как говорят лиственяне, здоровье сказанных пароходов порасшатано таки изрядно» («Вост. обозрение». 1894. № 80. С. 2)

 

С появлением Кяхтинского пароходства на Байкале наступила эпоха конкуренции.

Про это пароходство часто писали газеты, рассказывали о многочисленных непорядках, которые там происходили. Газета «Восточное обозрение» подробного останавливалась на разного рода происшествиях, связанных с этой компанией, критиковала тарифы на перевозку и другие спорные моменты. Увы, будучи монополистом и фактически единственным перевозчиком грузов и пассажиров через Байкал, трудно было соблюсти баланс личных и общественных интересов.

 

 

 

***

Однако и положительных, лестных отзывов о работе пароходов «Кяхтинского товарищества» было немало. Один из дошедших до наших дней рассказов очевидцев как раз о пароходе «Сибиряк», на котором в 1894 году решил прокатиться корреспондент иркутской газеты «Восточное обозрение».

 

«Надо сказать, – писал он в своем отчете, – «Сибиряк» – пароход довольно чистенький и идет до Лиственичного без буксира только шесть часов; администрация парохода в лице капитана Г. и машиниста Ч. – простые и добрые ребята, хорошо знающие свое дело, в особенности капитан Г., который может обходиться и без лоцмана... Капитан. Как уроженец Приангарья (предместья Глазковского) знает до поразительности на этих 60 верстах не только каждый перекат, остров или протоку, но даже каждый мало-мальски заметный камень или куст...» («Вост. обозрение». 1894. № 80»).

 

В 1894 году «Кяхтинское пароходное товарищество» прекратило существование, корабли были выкуплены известным иркутским купцом Андреем Немчиновым. И еще больше десяти лет, вплоть до начала гражданской войны, бороздил акваторию Байкала «Сибиряк», у штурвала которого стоял «простой и добрый капитан Г.»

 

Выдающимся событием в истории судоходства стало появление теплоходов. В 1903 г. Сормовский завод построил первый в мире теплоход «Вандал». К 1905 году на озере Байкал были построены первые ледоколы – «Байкал» (1898) и «Ангара» (1903) для обеспечения сквозного движения по Транссибирской магистрали до завершения строительства КБЖД.

 

В том же году было учреждено «Товарищество Байкальского пароходства и торговли». Владельцами являлись Михаил Коковин и Иннокентий Черных, он же стал первым управляющим пароходства. Пароходная компания выполняла рейсы по Ангаре, Байкалу, Селенге, Лене, перевозила пассажиров, грузы и почту. В её распоряжении находилось девять небольших судов, построенных на верфях России и Западной Европы. В 1906-1917 гг. ходили пароходы товарищества «Александр Невский», «Феодосии», «Сибиряк», «Бурят», «Михаил», «Иннокентий», «Петр-Павел», «Иоанн Кронштадтский». Большая часть из них была куплена у прежних владельцев – кяхтинского пароходства Андрея Немчинова и у «Пароходства Сибирской пристани». Компания являлась и арендатором несамоходного флота. В 1905-1907 гг. на правах аренды она владела четырьмя морскими деревянными судами. Они предназначались для плавания по Байкалу и Селенге и перевозили чай.

 

 

Вот как описывает путешествие по Байкалу в 1912 году «Исторический вестник»:

 

«Три протяжных, пронзительных свистка властно призывают запоздавших пассажиров, которые, как нарочно, появляются в это мгновение и, суетясь, стремятся на пристань... Один, другой. А вот целая семья с шумом, гамом вваливается на пароход. Старшие представители перегружены разными кульками, корзинами с провизией, точно собрались в продолжительное путешествие... Спешат на верхнюю палубу, чтобы занять места поудобнее, но вокруг столиков в живописном беспорядке уже сидят более аккуратные пассажиры...

 

Метнулись налево, метнулись направо, вся семья рассыпалась по палубе в поисках самого захудалого местечка, но все напрасно и, бормоча что-то про беспорядки, безобразия пароходной администрации, они спустились вниз, где, видимо, и успокоились, так как отдельные персонажи появлялись уже только для того, чтобы полюбоваться красивыми видами...

 

Все, однако, имеет свой предел, даже терпение пароходной администрации, все-таки желающей получить лишнего пассажира, благо места-то достаточно, пароход не перегружен... Мостки сняты, и пароход «Сибиряк» медленно отходит от пристани у золотосплавочной мастерской на набережной реки Ангары и, дав полный ход, двигается вверх по направлению к озеру Байкал…» (А. Я. Таранец, «На Байкале», «Исторический вестник», т. 127, N 3, 1912 г. читать полный текст)

 

***

С началом гражданской войны и приближением к Иркутску частей восставшего чехословацкого корпуса мирный труд пришлось прервать. Мастерские Байкальской переправы срочно были перепрофилированы на военное производство – стали изготовлять бомбы. Фронт стремительно подкатывался к Иркутску. В Лиственичное прибыл член Центросибири, начальник штаба Прибайкальского фронта Меер Трилиссер, по его указанию стали готовить флот к предстоящим боевым действиям. Вся флотилия после погрузки в Лиственичном и прощального митинга перешла в рейд пристани Байкал.

 

«Сибиряк» был захвачен и восстановлен белочехами, превратившись из мирного почтового пароходика в военный корабль.

 

Летом 1918 года ледокол «Ангара», вооружившись и приняв на борт отряд красногвардейцев Лиственичного, отправился в крейсирование в южную часть озера. Производя разведку у станций Утулик и Мангутай, занятых белыми, судно попало под обстрел, выйдя из которого, подошло к Лиственичному и произвело несколько выстрелов по селу, занятому чехами.

 

«В ответ громыхнула гаубица со станции Байкал, и несколько залпов раздалось с парохода «Сибиряк», – вспоминал участник тех событий, красногвардеец А. Авдеев. – Артиллерийская дуэль окончилась безрезультатно. Разведав таким образом места размещения вражеских батарей, «Ангара» ушла в Танхой».

 

В середине августа в Мысовой погиб ледокол «Байкал». Как ни горько, «Сибиряк» стал одним из кораблей, которые участвовали в схватке на стороне противника.

 

Случилось это так. Накануне белочехи высадили свой десант в районе Посольска в тыл отступающим. В операции участвовали пароходы «Феодосий», «Бурят» и «Сибиряк». Высадив десант, «Феодосий» с двумя баржами под бортами направился в Мысовую. Белое командование, вероятно, получило сведения, что «Ангары» в Мысовой не было, а «Байкал», вооруженный допотопной мортирой, не представлял серьезной угрозы.

 

Несмотря на слабое обеспечение ледокола «Байкал» вооружением и боеприпасами, бойцы решили выйти из гавани навстречу противнику и принять морской бой на расстоянии полета снаряда мортиры. Стояла задача остановить и потопить «Феодосий» и «Сибиряк» вместе с вражеским десантом. При этом каждый понимал, что огромный корпус корабля с деревянной надпалубной постройкой представляет удобную мишень для дальнебойных орудий противника.

 

Тем не менее решимость красногвардейцев и матросов была велика. Капитан Алексеев занял свое командное место в рубке, артиллеристы начали готовить единственное орудие к бою, и могучее судно вышло задним ходом из вилки порта на глубокое место, примерно в трех километрах от берега. Здесь был сделан разворот носовой части вперед, чтобы взять курс на идущие впереди вражеские суда.

 

Но силы были неравны. Вскоре белые, пристрелявшись, добились прямого попадания. Снаряд угодил в корму. «Байкал» потерял управляемость и вскоре загорелся. Деревянная надстройка, трюмы, наполненные углем и смазкой – все становилось добычей пламени. Попытка гасить пламя насосом с «Кругобайкальца» оказалась тщетной. Красногвардейцы и команда ледокола эвакуировались на берег. Пламя охватило весь ледокол. Горящая мачта упала на тягу гудка, и объятый пламенем «Байкал» издал протяжный, леденящий душу звук. «Зрелище напоминало агонию умирающего зверя»,- вспоминал электрик ледокола Александр Тимишенко.

 

Для «Сибиряка» же то сражение закончилось благополучно. Однако в перепетиях гражданской войны пострадал и он.

 

Тогда же, в августе 1918 года партизанский отряд Нестора Каландаришвили, отступая под натиском белой армии к русско-монгольской границе, захватил на Ангаре наиболее мощные суда – «Граф Муравьев-Амурский», «Малыгин», «Таразан», «Сибиряк» и деревянную баржу «Тунгуска» и использовал их для переброски своих отрядов через Байкал, в бассейн реки Селенги.

 

Командовать угнанной флотилией большевики поручили капитану Константину Ульянову. Суда переправились через Байкал, прошли вверх по Селенге и остановились вблизи села Зарубино.

Партизаны ушли по Джидинскому тракту, а команды пароходов остались на месте. Часть из них Ульянов приказал затопить в Селенге. С других сняли и затопили наиболее важные судовые механизмы, чтобы флот не могли использовать наступающие отряды Колчака... О дальнейшей судьбе  «Сибиряка» свидетельств сохранилось немного. Однако вероятнее всего, тогда ему удалось уцелеть или он снова был восстановлен - по крайней мере, судя по кинохронике 1919 года, в то время пароход продолжал делать регулярные рейсы по Ангаре. Кадры с его участием можно увидеть на второй минуте записи.

 

 

Вот уже целый век миновал с тех пор, как мирный корабль «Сибиряк», борясь с течением, лавировал среди многочисленных ангарских островов на радость пассажирам. Но имя «чистенького парохода» не кануло в историю. И сейчас на Байкале ходит один из лучших туристических кораблей с названием «Сибиряк».

 

 

И вновь скользит по сверкающей водной глади гордый красавец «Сибиряк». И так же любовно и искренне звучат по сей день слова путешественника, написанные сто лет назад:

 

«Пассажиры устроились… по-домашнему, кто захватил свою провизию, а другие обратились к помощи буфета, и на столиках, несмотря на раннее время, появилась и выпивка, и закуска в таком изобилии, что под конец путешествия некоторые очутились в беспомощном состоянии, раскачиваясь с боку на бок, точно на море во время бури.

Денек выдался поразительно хороший...

Небольшой ветерок, довольно свежий. Яркое, но не жгучее солнце. Вдали при поворотах парохода вырисовываются Байкальские горы, сначала чуть заметные, в виде бледной полоски, а потом выступающие более резко на фоне ясного неба. Чудный свежий воздух... То пахнет свежескошенным сеном, то рыбой, то ароматом неизвестных полевых цветов, то ясно чувствуется запах осоки...

Ангара то широко разливается на просторе, разбивается на массу мелких протоков, омывающих многочисленные острова, то, сжатая близко подступающими лесистыми горами на обоих берегах, значительно суживается. Масса воды бурлит, клокочет, точно злится на скалы, не дающие ей развернуться...

На левом берегу вьется лентой, подчиняясь извивам реки, железная дорога у самого подножья лесистых гор. Изредка пробежит поезд. И вот уже ясно виден Байкал и вдали громады, окружающие его...»

(читать полный текст)

 

Екатерина Сокольцева

 

Источники:

 

+7 901 665-71-35, 8 3952 550-464, 533-888, 533-500 - отдел продажи туров на Байкал
info@baikalvisa.ru
 
 
ВНИМАНИЕ! Вся информация, опубликованная на сайте www.baikalvisa.ru, не является публичной офертой. Детали по каждому конкретному туру или услуге уточняйте у менеджеров.
© ООО «БайкалПрофиТур». Все права на материалы, размещенные на сайте www.baikalvisa.ru, принадлежат ООО «БайкалПрофиТур». Любое использование этих материалов без получения письменного согласования компании запрещено.