en   de   中文
+7 (3952) 550-464
обратный звонок
Заявка на тур
Сейчас на Байкале
БайкалПрофиТур
присоединись к нам в соцсетях и получи актуальную информацию!
БайкалПрофиТур / О компании / Ежегодные проекты компании «БайкалПрофиТур» / А. Леснянский. Новая «Г-Экспедиция» - 2014

Александр Леснянский. Новая «Г-Экспедиция» - 2014

День первый. Фальстарт

Любое, самое веселое путешествие можно убить не интересным о нем рассказом. Поэтому я стараюсь писать так, чтобы читатель (хотя бы один) не покинул страницу после первого же абзаца. О самом-самом начале своей поездки я более-менее забавно написал. С анонсом экспедиционного отчета тоже, как будто справился. А что занятного можно рассказать про первый день экспедиции? Ведь в первый день, как правило, ничего не случается…, если, конечно, это не настоящая Г-Экспедиция!...

 

А дело было так. Утром я сошел с поезда в Слюдянке и сидел на вокзальной лавочке под моросящим дождем. Сидел в ожидании Стаса с друзьями, которые выехали из Иркутска и должны были подобрать меня буквально через сорок минут. Сидел и думал, что если я про это начну рассказывать и писать, то все умрут от скуки и экспедиция не состоится читатели разбегутся…

 

Но в эту минуту боги услышали меня и самый главный из нихБогдля спасения от скуки послал нам 30 литров солярки, прямо в топливный бак бензинового Форда F-150. Если говорить яснее, на заправке перед Слюдянкой оба экипажа решили пополниться, и Стас, не отдавая отчета своим действиям, долил в бак своей машины дизтопливо к уже имеющимся в там 100 литрам бензина. «Это какое-то наваждение на меня нашло, – говорил потом Стас, – ведь я не по ошибке, не случайно залил, а зачем-тоцеленаправленно (!) искал эту колонку с дизтопливом!...Как будто кто-то не хотел, чтобы я ехал в Монголию»....

 

Не знаю, насколько просто можно обнаружить ложку дегтя в бочке с медом, но 25% соляры в бензине дали о себе знать километров через двадцать, когда машина стала хуже разгоняться и продолжала терять мощность с каждой минутой. Только в Байкальске, где мы собирались позавтракать в ресторане, Стаса вдруг осенило: «Совсем не тянет, не пойму что случилось…. …!!!! Да я же солярку в бак залил! ..!».

 

Вместо ресторана начались работы по спасению автомобиля. Задача стояла полностью освободить бензобак от 130 литров испорченного топлива. Паша Ковалев тут же лег под машину смотреть, где сливная пробка. Таковой на днище бака не оказалось. Таня Ковалева полезла в интернет на форумы. Толковых советов не нашлось. Самый умный рецепт был - обратиться в Форд-Центр. Мы позвонили в Форд-Центр. Нам ответили: пригоняйте машину, в порядке очереди посмотрим. Мы сказали, что не можем приехать, потому что у нас солярка в бензобаке. Нам сказали: «Извините».

 

Мы продолжили самостоятельно спасать технику. Наш сырой коллектив кристаллизовался в команду. Человек пять искали решение активно, остальные горячо сочувствовали.

Лично мне понравилось отсутствие паники и море шуток. Каких именно, не помню, но было смешно. Хотя было совсем не смешно - это я про саму ситуацию...

 

1.

 

После двух часов безуспешных действий осталось два выхода: просверлить в баке отверстие, слить г-бензин (говнотопливо), заклеить дырку жевательной резинкой и продолжить Г-Экспедицию или ехать на СТО рядом с Байкальском и там решить проблему. К счастью удалось созвониться с мастерами СТО и уговорить их на срочный ремонт.

Тучи собрались над Байкальском, над Хамар-Дабаном и над нашей экспедицией.

 

2.

 

3.

 

 Пока мы ехали в мастерскую в четырех км от Байкальска, находчивые слесари отпечатали и приклеили на стену бокса такое объявление:

 

4.

 

 Мы загнали Форд на яму, а сами поехали в ближайшее придорожное кафе. Надо же в конце концов поесть и начать отдыхать! Отдыхать мы начали с одной бутылки водки «Немирофф», какая была закуска, простите, уже не помню.

 

Парни на СТО оказались очень толковые и настолько быстро справились с нашим бензобаком, что до второго «Немироффа» дело не дошло. 130 литров солярочного бензина мастера слили в бочку, а на вопрос, что они будут с ним делать, ответили: «Пригодится. Руки будем мыть».

В три часа дня мы, по новой заправившись соляркой бензином, уже весело (и слегка навеселе, все, кроме водителя) ехали на юг, в сторону Монголии.

 

А погода после обеда совсем раскисла, мы всю дорогу убегали от дождевого фронта, а он нас все время настигал. Окончательно удалось удрать от непогодыужетолько в Кяхте, на границе с Монголией, куда приехали уже в сумерках, примерно в 23 часа.

 

С гостиницей было договорено заранее, но вот в местном кафе нас так поздно не ждали. Однако и эту проблемку легко решил друг Стаса – Валера, житель Кяхты, сотрудник таможни, который все организовал и устроил. В итоге где-то за полночь мы заказали шашлыки, салаты, чай и еще что –то… забыл! … А, ну да, да, припоминаю, действительно, еще было спиртное. Точно! А я еще думаю, отчего же так всем было радостно, и мы так здорово отдохнули с дороги!

За столом обсуждали мистические события прожитого дня и пришли к заключению, что солярка в бензине – это хорошо. Это провидение, которое, возможно, отвело нас от чего-то «более другого». Так что все просто замечательно… главное, еще раз солярки в бак не налить.

 

А третий экипаж нашей Г-Экспедиции в составе Леши Панцевича и Амира во второй половине дня уже проехал в Монголию где-то намного западнее, на границе с республикой Алтай. И встретится с ними нам предстояло только послезавтра в древней монгольской столице – городе Хархорине

 

26 июля 2014. Второй день экспедиции. Первый день в Монголии

Город Кяхта был основан на российской границе в 1727 г для торговли с Китаем. Весь китайский чай, поступавший в Европу, был исключительно «кяхтинским». В 1924 г. появилась Монгольская народная республика и международный сосед у Кяхты сменился. Вплоть до окончания Второй мировой войны единственным государством, признавшим независимость Монголии, был СССР.

 

Русские купцы воздвигли в городе несколько церквей. Самый красивый белостенный храм с колоннами стоит практически у самой границы. Он построен в 1830 году.

 

1.

 

 

У нас не было времени знакомиться с историческими памятниками Кяхты, я просто вышел на улицу и сделал несколько городских снимков рядом с гостиницей.

 

Утро было пасмурным, но несколько раз солнцу удавалось пробиться сквозь тучи.

 

2.

 

3.

 

 Одну достопримечательность хотелось бы, пожалуй, увидеть: на границе, в нейтральной полосе сохранился екатерининский раритет – старый пограничный каменный столбик 1728 г . Но показывают его только лишь оооочень важным персонам.

 

Сегодня в Кяхте живет 25 тыс. человек. Городок несмотря на беглый осмотр, произвел неплохое впечатление, но самое удивительное, на что я (и не только я один) обратил внимание, что говор жителей Кяхты совсем не похож на бурятский или забайкальский, а очень близок к московскому. Это было очень неожиданно и не понятно, как он тут возник.

 

В 9 часов открылось вчерашнее кафе и начала работать автомойка.

На чистых боках наших автомобилей появились заранее изготовленные экспедиционные наклейки.

 

4.

 

5.

 

 Мне кажется это придало весу и солидности. Видите, какие мы важные и серьезные на первом групповом снимке!?

 

6. Экипажи машин, стартовавших из Иркутска (слева направо): Павел и Татьяна Ковалевы, Александр Леснянский, Константин Коренев, Станислав Леник, Борис Слепнев, Владислав Дроков

 

 На наших часах 11:30, на монгольских – через четыреста метров впереди, за нейтральной полосой - еще только 10:30. Мы стоим под дождем на монголо-российской границе. Очередь небольшая, но не движется. Правда, машин с монгольским номерами это, кажется, не касается, они проезжают мимо колонны на проход. Возможно монголы знают, как нужно ублажить местных богов? Может быть, и нам уже побурханить? Но мы не хотим гневить таможенных и пограничных духов, и делаем вид, что пить совершенно не хочется.

 

12:45 уже монгольского времени, мы выезжаем через последние ворота, за которыми шныряют менялы с тугриками. Наш Форд на монгольской территории. Но второй экипаж не выпускают, - не хватает каких-то штампиков. Пока Петрович (Костя) ходит с бумагами за забором, мы на свободе успеваем выпить три раза подряд. А потом еще дважды. Это действие очень помогает забыть про три потерянных часа на границе. … Но сколько же тогда нам придется выпить на обратном пути?! В сторону России очередь просто огромная! Ну, что ж, узнаем через 12 дней.

 

7. Монголия, 300 м от границы

 

8. Теперь мы видим храм с монгольской стороны

 

 По асфальтированной дороге мы движемся на юго-восток, в сторону столицы - Улаанбаатора. Северные территории Монголии невероятно похожи на забайкальские степи, такие же безлесные и холмистые, почти гористые. Если бы не многочисленные юрты, разбросанные по этим просторам, можно было бы подумать, что мы в Бурятским Агинском национальном округе. Только простора здесь как будто больше. Ну и скота – мелкого и крупного в таком количестве у нас не встретишь. Монгольские стада впечатляют. Фотографирую из окна, на ходу и удивляюсь кадрам, они в точности повторяют типовые монгольские картинки с обилием белых юрт и пасущихся животных.

 

9. Очень редки пашни

 

10. Обычный пейзаж такой:

 

11.

 

 Через 150 км первый большой населенный пункт - город Дархан. Мы остановились возле рынка, и у нас имелась цель: запастись основной провизией – пивом, водкой и монгольской тушенкой.

 

Территория возле рынка и вообще весь город какой-то не ухоженный. Очень жарко и фотографировать нечего. А когда нечего снимать, я все равно фотографирую, и потом оказывается, что это шедевр или какая-то ерунда не зря (простите за нескромность).

 

12. Городской рынок в Дархане

 

13.

 

14.

 

15.

 

 16. Кто меня хорошо знает, догадается, почему я сфотографировал этот ряд сапожников.

 

 А кто не догадался, вот снимок чуть крупнее:

 

17.

 

 А еще в ресторанчике при обшарпанной гостинице очень долго готовили еду. И потом выяснилось, что не так уж и вкусно. Короче, нам все равно тут все понравилось, но нужно было ехать дальше.

 

Мы все ближе к монгольской столице. Местность такая же и ландшафт прежний, но все чаще встречаются юрты и группы празднующих людей. Такое впечатление, что народ выехал отдохнуть на природу. Из трех миллионов человек половина монгольского населения живет в Улаанбааторе. А июнь - июль– это традиционное время массовых отпусков в Монголии. Так что действительно целыми семьями монголы покидают город на время. В августе в городе снова будут автомобильные пробки.

 

Вообще-то нам не нужно в столицу, мы направляемся в древний город Хархарин, дорога к которому отворачивает с трассы километров за сорок перед Улаанбаатором. Однообразный пейзаж к вечеру, наконец, оживляется дорожным знаком, указывающим нужное направление.

 

18.

 

19.Павел желает рассмотреть и убедиться...в правильном выборе пути

 

Это новая дорога, укорачивающая путь. И навигатор указывает что нам следует свернуть именно туда – на х*й.

Как читается это слово, можно понять по артикуляции Стаса и веселому Бориному лицу:

 

20. "Поедемте на х*й!"

 

 Ну, поехали уже на… Какое именно расстояние не совсем понятно. Вечереет, и пора думать о ночлеге. Чье-то предложение остановиться в чистом поле и ночевать в палатках отклоняется. Нам бы найти какой-нибудь кемпинг или гостиничку… А в палатках еще наживемся, впереди у нас совсем дикие, безлюдные территории.

Дорога поднимается в перевал, и где-то здесь, судя по карте есть турбаза. 

Турбаза "Налгар" примостилась в седловине среди зеленых холмов, которые с осторожностью можно назвать даже горами. Ни ручья, ни родника здесь нет. Лишь только крошечной рощей, чудом выросшей в одном из распадков, отличается это место от остального такого же ландшафта, раскинувшегося до горизонта.

 

База, как мы узнали, построена совсем недавно, но вид у нее такой, будто это наследие советских времен. Не хочу обидеть монголов, но строители они совсем плохие. Видимо кочевникам не свойственно строить «на века». Одним словом, халтура. Но мы и этому страшно обрадовались. Пусть фонтан не действует, пусть в бетонных юртах пахнет сыростью, а в санузлах цветет плесень, пусть кровати проваливаются, а кому-то вообще придется спать на полу…. Экспедицию такими мелкими неудобствами не остановишь, если есть главное – ресторан, большой стол и семь стульев.

Мы заняли три каменных номера в виде юрт, бросили вещи и поспешили на ужин.

 

Часов в десять, когда на дворе было уже совсем темно, а за столом у нас достаточно весело, за окнами вдруг беспорядочно засверкали грозовые сполохи. Грома почти не было слышно, но молнии вспыхивали безостановочно. Потом налетел ураганный ветер. И затем полило, как из ведра.

Кроме нас в зале были еще и гости монголы. Все перестали пить и есть и уставились в окна. Выйти наружу никто не порывался.

В ресторане было по прежнему уютно, но снаружи начался ад. Нас накрыло мощнейшим грозовым фронтом, но было не понять с какой стороны он надвинулся. Молнии вылетали со всех углов горизонта одновременно.

Наконец, мое любопытство взяло верх и я открыл дверь. Первое впечатление было совершенно неожиданным. Мне показалось, что вышел я на палубу корабля и вижу бушующее море. В слабом свете фонарей и мощных небесных вспышек высокая мокрая трава, зверски раскачивающаяся от ветра казалась похожей на штормовые волны. Войлочные юрты трепало ураганом, будто старые тряпки. Дождь лил стеной и струи его метались в разных направлениях. Но самым невообразимым было то, что творилось на небе. Оно то целиком озарялось так, что «наступал день», то засвечивалась мелкими вспышками по всему небосводу. Молнии и сполохи сверкали безостановочно. Я жизни еще такого не видел. Как будто там наверху, в раю подрались газорезчики с электросварщиками, а разнимают их пьяные пожарные с брандспойтами.

 

21.

 

Через 15 минут буйства стихии на турбазе пропал свет. А гроза не теряла своей силы. И тогда мы с Борисом очнулись и побежали за фотоаппаратами. В темное на ощупь я отыскал в рюкзаке фонарик, собрал штатив…. Потом мы минут двадцать ловили молнии в кадр на 30-секундных выдержках. Световые разряды были настолько сильны, что большинство кадров получались просто «дневными». И все же пару раз повезло.

 

22.

 

Вся эта небесная вакханалия длилась минут 40-50. Потом светопреставление постепенно сместилось к востоку, а над нами притихло.

Закончив съемку, мы вернулись в ресторан и от перевозбуждения немедленно выпили. Расходиться никто не собирался. Мы сидели при свете фонариков и, кажется, стало еще даже веселей. Стас очень вежливо просил официанток что-нибудь принести и спрашивал дополнительные услуги:

 

- Дайте пожалуйста рюмочки... и массаж, пожалуйста

- Принесите еще бутылку...и массаж

- Девушка, нам нужен еще хлеб. .. и массаж, плиз!

 

Монголки смеялись, кокетничали и говорили: «Но массаж!»

 

Как же все – таки хорошо, что мы не разбили палатки в степи. Сейчас бы у нас не было не только массажа, но и хлеба, рюмочек, да и самих палаток. Летели бы наши палатки сейчас где-то в небе над Улаанбаатором…

 

Спать в свои бетонные номера мы отправились только за полночь. Свет так и не появился. Поэтому лужи на полу и промокший ковролин мы не заметили, а только лишь почувствовали на ощупь.

Ночевать в гробовой темноте, в юрте, на полу, в луже - шикарнейшее экспедиционное приключение! Все, как мы хотели.

 

День третий. 27 июля 2014

Утром обнаружилось, что на турбазе повалены две войлочные юрты, а у Стаса на правой ноге ночью появились очень подозрительные размашистые царапины. Неужели таки состоялся массаж, который вчера весь вечер «заказывал» наш друг?!

Однако быстро выяснилось, что прямая связь между разрушениями и ссадинами отсутствует. Юрты были снесены ураганом, а небольшие телесные повреждения наш друг нанес себе сам. Посреди ночи Стас пошел искать туалет. Обойдя по периметру круглую комнату в кромешной тьме, входа в санузел он не обнаружил. На втором круге он нащупал входную дверь, но она, будучи изначально кривой, разбухла от сырости и не поддалась. Тогда Стас просто взял и вылез из юрты на улицу через маленькое окно, оцарапавшись при этом. Тем же путем вернулся обратно в юрту. Вот тут и пригодилась дорожная аптечка!

 

1. Больно, щиплет!..

 

2.

 

А утро на турбазе выдалось тихим и ясным:

3.

 

Но о том, какова была мощь ночного урагана можно было судить по придорожному билборду с рекламой турбазы у отворота с трассы. Железную конструкции ветром пригнуло к самой земле.

4.

 

Пока мы собирались и укладывали вещи, чтобы двинуться дальше вглубь Монголии, к нашей компании подошёл и разговорился какой-то монгол.

5.

 

Вначале я даже не прислушивался к разговору, но потом уловил какие-то любопытные моменты и тоже «развесил уши». Бадцэрэн – так звали собеседника ¬– прекрасно владел русским языком (лет двадцать назад он учился в России) и за пол часа общения успел коснуться разных тем – от быта кочевников до международного положения. «Наш президент дурак, – заявил Бадцэрэн, – он решил, что нужно дружить с Америкой и Канадой. А наша страна маленькая и очень далеко от них, но наверное, президент этого не знает…. Зато рядом большая Россия, рядом Китай. Монголии нужны хорошие отношения с соседями, а не с заморскими «доброжелателями». Россия и Китай должны быть нашими друзьями. Вот, скоро, осенью в Монголию приедет Путин и наши старые дружеские связи укрепятся. Мы ждем, что между Россией и Монголией установят безвизовые отношения…».

Коротко и ясно Бадцэрэн охарактеризовал монгольский «автодор»: «Дорог нет, а машин миллионы». Естественно, что поэтому в Монголии «народный» автомобиль – это «Land Cruiser». При этом, оказывается, что в Монголии «Круизеры» стоят дешевле, чем в России: 2,4 млн. руб. против 3,6 – 3,8 млн. у нас. Машины на механике в Монголии ценятся дороже, чем с автоматической трансмиссией. Здесь в ходу простые "мясорубки" без всяких кнопочек, подогрева сидений и электрических стеклоподъемников. Чем проще, тем надежнее.

Но самую, пожалуй, ценную информацию для нашей экспедиции мы получили о том, как следует вести себя при встрече со степными кочевниками. «Это очень гостеприимные люди, поэтому наливать водку им нельзя, – Бадцэрэн открыл нам главное правило. – Сначала они зарежут барана, потом козла, потом яка, потом верблюда, потом все стадо (зачеркнуто, простите увлекся – А. Л.), будут угощать, не отпускать вас два дня…».

 

Время 10:20. Мы покинули турбазу и едем по дороге с выщербленным асфальтом в город Хархорин, до которого примерно 300 км.

6.

 

Хархорин находится почти точно в центре страны. Во времена правления Угэдей-хана на месте этого города (точнее, рядом с ним) стояла столица Монгольской империи – Каракорум, от которого сегодня остались лишь руины, но развалины эти очень знамениты своей древностью, им почти 800 лет. Еще одним важным объектом является буддийский монастырь Эрдэни-Дзу. Правда, у нас нет цели знакомиться с культурным наследием Каракорума, просто через Хархорин дороги ведут дальше на юг, к пустыне Гоби – главной цели нашего путешествия. А еще в этом городе наши два экипажа должны объединиться с третьим, движущимся в сейчас в сторону Хархорина от западной границы Монголии.

 

Дорога на Хархорин тянется через холмистые степи. Хотя некоторые возвышенности вполне можно назвать горными грядами. Есть распаханные и засеянные площади, но в основном просторы целинные, это огромное зеленое пастбище, пестрящее многочисленными стадами и пятнышками юрт, разбросанными по степи.

 

7.

8.

9.

10.

 

Очень много встречается лошадей, а ведут они себя примерно также, как у нас упрямые коровы – выходят на трассу и не спешат уступать дорогу автомобилям и отчаянно сигналящим водителям.

 

11.

12.

 

Погода очень хорошая, теплая, небо почти безоблачное, а в степи безветрие и тишина, нарушаемая только громким стрекотом кузнечиков в траве. Но чтобы это услышать, нужно иногда останавливаться и выходить из машины. Ну заодно и побурханить. Вообще-то можно бурханить и на ходу, но много расплескивается…

 

13.

 

На самом деле в пути приходится успевать сразу несколько дел: следить за треком маршрута на планшете, там же делать дневниковые записи, прислушиваться к увлекательным рассказам, отвечать на вопросы кроссворда, задаваемые по рации из другой машины… В то же время открывать холодильник, отрезать колбасу, наливать в стаканчики, мочить безымянный палец и брызгать дань монгольским богам… опять следить за треком, дальше писать в дневник, а программа коверкает слова и на каждой фразе хочется добавить: «блять!!!»… Затем опять слушать, говорить, отрезать, наливать и закусывать…. Непростая получается экспедиция, скажу я вам. Но это еще что! Стас управляет автомобилем, и тут же управляет своей туристической компанией в Иркутске по спутниковому телефону, решает свежие проблемы. При этом в паузах лучше всех отгадывает слова в кроссворде и пытается рассказывать про генерала Унгерна и его роли в истории монгольского государства.

 

В Монголии очень низкая плотность населения, но эта часть страны относительно заселена. Много отдельно стоящих юрт и небольших их «скоплений» в голой степи. Мы проезжаем через маленькие селения. В живописных придорожных каменных строениях разместились магазинчики, столовые, шиномонтажные мастерские. Одинаковые, много раз повторяющиеся вывески помогают нам понять значения некоторых слов и заучить их. В Монголии продуктовые магазины так и называются: «Продуктовый магазин» - «Хунсний делгур», и никаких там «Привозов», «Спутников» или «Караванов». Очень удобно.

Шиномонтажки можно узнать по вывеске «Засвар», а так же по сваленным у входа старым покрышкам.

 

14.

15.

16.

17.

18.

 

А столовые или кафе все называются словом «гуанз», и никаких там: «Березка», «У Наташи», «Роза Мария» или «Позная Сэсэг». И так понятно, что если написано «Гуанз», то это и есть гуанз, и будут вам тут и позы, и монгольский чай, но не кавказская, к примеру, кухня. Гуанз может быть и в каменной постройке, и (часто) в придорожной юрте. 

В 12 часов мы проехали селение Лун. и пересекли большую реку. Заправили машины, затем остановились у моста через реку чтобы полюбоваться пейзажем.

 

19.

 

Борис тут же взял фотоаппарат и сейчас же отправился к реке, а я прежде отошел в сторонку, за машину, кое-зачем…. Стас внимательно наблюдал за мной, а когда я вернулся, он сказал:

«Саша, я тебе давно хотел сказать….Если ты станешь когда-нибудь настолько знаменит, что с тебя начнут ваять ростовой памятник, скажи чтобы тебя изобразили писающим. Я уже не первый раз замечаю что именно в этот момент у тебя царственная осанка и наиболее вдумчивое выражение на лице. Серьезно! Обязательно при случае закажи свою ростовую писающую скульптуру!»

Местность в районе городка Лун очень красивая: юрты стоят в долине, люди отдыхают семьями (выехали на пикник?), в реке спасаются от жары лошади.

 

20.

 

Почти идиллическая пастораль, если бы не множество пластиковых бутылок из-под пива и прочего мусора, валяющегося на отмелях и берегах и плывущих по реке. Да, здесь цивилизация уже оставила свои следы. А нам хочется скорее попасть в совершенно первобытные места.

 

Время 13:15. Мы уже проехали половину расстояния, довольно много, чтобы выучить слово «гуанз» и проголодаться. И тут нам попалось несколько придорожных юрт, как минимум одна из которых как раз и была предназначена для приюта голодных путников.

 

21.

 

Тут мы все дружно и решили перекусить и зашли внутрь. Попросили сварить нам позы (или буузы) и остались наблюдать за процессом приготовления и нюансами местного быта.

В жилище было людно: хозяин его жена, их дети, их родственники… Кто именно живет здесь сразу не поймешь, тем более рядом стояло еще несколько юрт. Люди заходили и выходили, их было много и видно, что живут тесно и дружно.

 

22.

 

Куски свежеразделанной туши (кажется, козлиной) висели по всем углам юрты.

 

23.

 

Понятно, что в юрте нет углов и, на первый взгляд, здесь нет никакой планировки. На самом деле «комнаты» в юрте присутствуют. Жилище незримыми перегородками разделено на зоны: прихожая, кухня, спальня… Я об этом подробно писал в первой «Г-Экспедиции» 2007 года, когда нам также довелось обедать в простой монгольской юрте. В этой юрте тоже можно было определить «кухню», но мама с дочкой расположились не за столом, а прямо на одной из кроватей, что ближе к печке. Быстро-быстро полная женщина мелко нарубила мясо ножом, а девочка тут же принялась раскатывать тесто и вдвоем с мамой лепить позы. И очень скоро большая круглая подставка заполнилась готовым полуфабрикатом. Теперь осталось растопить печь, подсыпать в топку кизяка, опустить позы вместе с подставкой в казан и оставить их готовиться на пару.

 

24.

25.

26.

 

Пока варились позы, жизнь в юрте шла своим чередом. Зашел маленький парнишка, вымыл руки под рукомойникам. Потом его позвала мать и намазала все тело молочной сывороткой. Жестами и словами пояснила, что это полезно. Наверное, защита от жгучего монгольского солнца.

 

27.

28.

 

Потом появилась девочка, сестра мальчишки, еще младше по возрасту.

 

29.

30.

 

Короче говоря, я и Борис не выпускали фотоаппараты из рук. А я не старался вникнуть в родственные связи и прочие бытовые моменты, а просто искал пытался снять красивые «картинки из жизни простой монгольской семьи»

Наконец мы отложили фотокамеры в сторону, сели за стол и занялись чревоугодием. Разумеется, попросили рюмки и разлили по чуть-чуть. Конечно же, вопреки утренним рекомендациям Бадцэрэна предложили по 50 грамм и хозяевам. Никто не отказался, в том числе и хозяйка, приготовившая нам буузы. В юрте моментально воцарилась прекрасная атмосфера: «дружба – найрамдал!» (кажется так). Но однако же никто не побежал резать второго барана.

 

31.

32.

 

Обед нам обошелся в 600 рублей в переводе на наши деньги. А удовольствие получили такое, что все экспедиционные (кроме меня) утверждают до сих пор, что это были самые вкусные буузы за всю экспедицию. Я не спорю, но и не соглашаюсь, потому что и другие последующие разы было не хуже. Может быть сам антураж, присутствие в процессе придали дополнительный вкус еде? Ну, надеюсь, мы это еще обсудим в комментариях к главе рассказа. А теперь покинем юрту и поедем дальше.

На посошок последок еще пару раз выпили сфотографировались.

 

33.

 

До Хархорина осталось еще 160 км пути. Время 14:40.

В 80-ти км, не доезжая Хархорина, по правую руку от дороги по степи разбросаны каменные останцы. Живописные гранитные скалы очень напоминают природную достопримечательность Даурского заповедника – урочище Адун Челон на юге нашего края. Это место мне еще раз напомнило о поразительном сходстве многих ландшафтов Монголии и южного Забайкалья.

 

34.

35.

36.

 

А в пяти километрах южнее мы остановились у массива барханных песков. Это место находится вблизи развилки дорог на Хархарин и Арвахэр и, оказывается, популярно у туристов, да и у самих монголов.

 

36.

 

Целая группа столичной монгольской молодёжи приехали побеситься в огромной песочнице.

 

37.

 

Две девушки прекрасно говорили по-русски, они только что вернулись с учебы из России.

 

38.

 

Без комментариев понятно, как выглядит современная монгольская городская молодежь.

 

В это время наступила страшная жара, но мы не поленились прогуляться по барханам...

…И встретили еще одну туристическую группу, на этот раз по-настоящему иностранную – японцев. Застали их в тот момент, когда гиды усаживали туристов верхом на верблюдов.

 

39.

40.

41.

42.

 

На мой взгляд, катание на «кораблях пустыни» - аттракцион экстремальный. Запах верблюда совершенно не совместим с понятием «удовольствие». Мы имели случай однажды в этом убедиться и пожалеть. Но эти несчастные явно видят верблюдов впервые в жизни.

 

С часок прокалившись на солнце, набрав песка в кроссовки до краев, мы вернулись к машинам и с удовольствием выпили водки поехали дальше. Зря я зачеркнул «выпили водки», мы действительно выпили. И еще плюс холодного пива из холодильника. Думайте, что хотите, но пить на жаре – это всяко приятнее, чем … ничего не пить.

 

Через два часа пути от песчаных барханов мы, наконец, прибыли в Хархорин. И встретились с нашим третьим экипажем – Лешей Панцевичем и Амиром.

Тут меня очередной раз удивил наш Станислав Евгеньевич. После объятий и рукопожатий Стас извлек откуда-то заранее изготовленные и тщательно скрываемые предметы. Каждый участник получил неожиданные, очень приятные и очень полезные подарки – бандану, футболку и чудеснейшей конструкции кружку. И все это, конечно же, с эмблемой нашего путешествия: "Экспедиция Гоби 2014".

 

43.

 

Сколько раз в последующие дни пригодилась каждому из нас дареная кружка – об этом я еще скажу. Нет, вдруг забуду, скажу сразу: из кружки этой на ходу, ничего не выплескивается даже при езде по жуткому бездорожью! А охлажденное вино приобретает неповторимый аромат монгольской пустыни.

 

То что мы приехали в Хархорин в 7 вечера, когда и музей и монастырь уже закрылись, нас ничуть не огорчило. Впереди у нас был душ, а затем ресторан на турбазе, где мы встретились и расселились в юртах.

 

А вот душ нас не то чтобы огорчил, а скорее, сильно удивил. Такой экзотики, как на монгольской турбазе, не в любой стране хлебнешь,. Попробую описать словами. Турбаза – это не только юрты во дворе, а есть еще двухэтажное здание с гостиничными номерами, где все треснуло, сломалось, и протекло с потолка. В некоторых комнатах цементные полы, застеленные ковролином, размокли, вскрылись, и из щебня, в который превратился бетон, виднеются трубы водяного обогрева. Двери закрываются чисто условно. Вода в душевой идет тонкой струйкой, унитаз страшный и не работает, крышка его давно разбита, труба на которой висит грязная и рваная душевая занавеска, приклеена к стене скотчем и непонятно, какая физическая сила противодействует гравитации. Все кривое, косое и китайско-бедняцкое. Но вода, слава Богу, почти теплая, и это настоящее чудо. Так что все в целом очень хорошо! И свет в юртах проведен, можно зарядить девайсы и поскорее усаживаться за стол в ресторане.

 

Претензий к ресторану у нас ни у кого вообще не возникло, особенно на фоне посещения душевой и осмотра номеров «люкс». Поэтому весь остаток дня мы чрезвычайно весело там и провели – в ресторане.

Снова Стас веселил официантку и весь остальной женский персонал, настойчиво заказывая «массаж», а к концу вечераедва не «усыновил» монгольского ребенка (кажется хозяйки заведения), убедив почти всех, что ребенок на него необычайно похож.

 

44. Стас и монгольские дети (1 шт.)

 

Вот, несмотря на долгий день, спать идти в юрту мне совсем не хотелось. Но потом все же пришлось, ресторан закрылся…. Ну и надо же на чем-то завершать эту главу…

Но будут еще другие веселые дни.

 

28 июля 2014г. День четвертый новой Г-Экспедиции

 На окраине города Хархорина прямо в степи лежит огромный каменный член. Поговаривают, что прежде – лет восемьсот тому назад - этот метровый гранитный фаллос еще стоял, но годы взяли свое…, и теперь он покоится на специальной подставке и обнесен железной оградкой.

 

Не могу утверждать, что именно 800 лет – реальный возраст фаллического изделия, на вид ему не больше ста годков.

 

1.

 

Но вот, по мнению российских эзотериков, сей член доставлен на Землю космическими пришельцами ровно 6666 лет назад (причем дата из года в год чудесным образом не меняется). И самое неожиданное кабинетное научное открытие состоит в том, что каракарумский член метко нацелен на гору Кайлас в Тибете, в «чрево Земли», а расстояние отсюда до Кайласа равняется точно 666 конным переходам монгольского всадника из войска Чингисхана.

 

Есть, правда, и другая, менее правдоподобная версия, что якобы это всего лишь фаллический символ плодородия и продолжения жизни, а выточили его не инопланетяне, а местные буддийские монахи, и установили его в распадке, похожем на раздвинутые женские ноги… пардон, на женское лоно. И что сюда приходят все желающие родить ребенка, а после молитвы беременеют даже некоторые мужики бесплодные женщины.

 

Примечание: реклама хархоринского изваяния никем не проплачена. И как говорит в таких случаях мой друг Павел Косенко, надеюсь, эта ошибка, вскоре будет исправлена, что окупит хотя бы 130 литров испорченного бензина.

 

Распадок с фаллосом находится очень близко старинного монастыря и от нашей турбазы, где мы ночевали. Поэтому сразу после завтрака мы поехали на член – осматривать его. А затем двинулись дальше по маршруту.

 

Возле фаллической достопримечательности организована торговля мелкими сувенирными членчиками и другими безделушками для туристов.

 

2.

 

Сегодня наша цель от Хархорина преодолеть более 350 км на юг, уже основательно внедриться в монгольскую глухомань и доехать до селения Богдт вблизи озера Орог-Нур. Южнее Орог-Нура высится горный хребет Богдын Нуру. Это большие горы с главной вершиной 3957 м, за которыми начинается суровая территория под общим названием Гоби. Вообще название «Гоби» происходит от слова «говь» - безводная земля. Если по нашему, то – говенная местность. Но кому как, а нам туда хочется, нас туда что-то манит, как мух на «Г» на сахар…

 

Путь на сахар юг лежит через сравнительно большой город Арвайхээр – аймачный центр с населением 20 тыс. человек. А вот информацию про деревню Богдт, куда мы планируем добраться к вечеру, уже не найти в Википедии, да и на карте его отыщешь не сразу. Хотя и Богдт это тоже оазис цивилизации, не маленькая деревенька, и в нем есть автозаправка. А этот момент для нас очень важен.

Итак, мы на пути в Айвайхээр. Именно так – на пути, потому что за Хархорином, когда асфальт закончился, написать слово «дорога» не каждый раз поднимается рука. Да, это грунтовки в степи, но местами полевые дороги такие невнятные, что сомневаешься, не заблудились ли мы уже.

 

Но нет, мы не заблудились. Лишь в одном месте заспорили по какой пыльной колее через степь правильнее ехать. В итоге обе дороги сошлись через 15 км.

Автомобильных следов (и случайных «одноразовых», и довольно накатанных) масса, и, как ни странно, многие нанесены на карте, как основные транспортные артерии. Но немало и тех, что не отмечены ни в дорожном атласе, ни в навигаторе, а выглядят точно так же. Главное не бояться ехать по ним, отслеживая общее направление. Если тебе нужно на юг, а дорога неожиданно пошла на восток, то вначале можно не беспокоиться, довериться монгольским богам, однако километров через двадцать (если не выводит куда нужно) надо уже что-то думать, искать отворот и выбираться на верный азимут.

Дороги в монгольской глубинке (да и не в такой уж, кстати сказать, еще глубинке) – это то, что даже у нас в России считается бездорожьем. Тряска, грохот и пыль. Через несколько часов жестких вибраций из нашего Форда вылезли посторонние металлические звуки. Пришлось останавливаться, лезть под машину, осматривать автомобиль и удостовериться, что скрежет и бряцание из-под кузова не опасно для дальнейшей езды…

На монгольских дорогах пить на ходу из стакана без потерь проблематично: либо обольешься, либо выбьешь зуб, либо захлебнешься. Но мы способные и быстро научились справляться с мелкими трудностями.

Вот такие дороги, вот такие ландшафты:

 

3.

4.

 

На возвышенных горных пастбищах можно увидеть домашних яков.

 

5.

6.

7.

 

В Айвайхээр мы приехали в 12:30. Это город с каменными многоэтажками, банками, гостиницами, супермаркетом.

 

8.Арвайхээр

 

9. Он же

 

Мы заправили автомобили, поменяли деньги, посетили магазин и пошли в ресторан.

Во время обеда лидер экспедиции Леша Панцевич провел небольшое собрание и сказал, что в пути нужно поменьше останавливаться (это касалось прежде всего фотографов), потому что мы немного отстаем от графика, и у нас может не хватить времени доехать до каньона Хэрмэн Цав в южной части Гоби, а это самое красивое место и главная цель экспедиции. От этой дисциплинарной новости на меня повеяло легкой тоской. Хотя, возможно, не в этом была причина.

 

В зале по соседству с нами шел банкет, солидная компания отмечала чей-то день рождения. Нарядные гости вручали подарки, говорили торжественные речи в микрофон, пили и ели… и все это происходило в полдень! Да и микрофон тут был явно пафосным атрибутом, в небольшом зале все было прекрасно слышно и так. Почему я об этом рассказываю? А потому что от этого праздника мне вдруг стало так скучно, что, кажется, на поминках бывает веселее. Для чего я об этом?... Да просто вспомнил, что в нашем путешествии это был такой первый и единственный депрессивный момент. Все прочие дни, без исключения, были наполнены смехом, юмором и хорошим настроением.

 

Чисто для информации, а не из-за скупердяйства сообщаю: полноценный обед с пивом нам обошелся по 200 руб. (10 тыс. тугров ) на человека. Так что если кому нужно провести юбилей или свадьбу недорого - на сто персон за 20 тыс. руб., - то пожалуйте в Арвайхээр.

В 14:20 покинули город и до вечера гнали на юг, действительно мало останавливаясь по пути.

 

...Но все же изредка притормаживали. Например, чтобы сфотографировать какие-то синие цветы на склонах холмов.

 

10.

 

11.

12.

 

13. Какие дороги, такие и "мосты"

14.

 

Иногда (конкретно один раз) останавливались, чтобы немного перекусить и ублажить местных богов.

 

15.

 

Напоминаю, как это делается, если кто не запомнил: наливаешь водки, мочишь в ней безымянный палец и брызгаешь на все стороны. Остальное выпиваешь до дна. После этого заглохший мотор сразу заводится, пробитые колеса сами собой заклеиваются, настроение, естественно, резко поднимается.

 

16.

 

Ближе к оз. Орог-Нур пейзаж холмистый

 

17.

 

С вершин холмов, по которым шла дорога в Богдт, наконец открылся вид на горы Богдын Нуру стал виден краешек большого озера.

 

18.

 

18. За озером хребет Богдын Нуру

 

19. А это вид на селение Богдт

 

20. Озерная долина

 

До водоема было еще достаточно далеко, и неизвестно, насколько уютно можно расположиться на голом сыром берегу, поэтому решили разбить лагерь на берегу реки напротив деревни.

 

21.

 

Это был наш первый палаточный ночлег с начала похода.

 

22.

 

23. Прекрасный вечер

 

До очень позднего времени (уже и не помню до которого часу) спать ложиться не хотелось. Потому что вечер был веселый. Очень веселый и без приключений!..

 

24.

 

...А приключения начались утром. Но об этом в следующей главе…

День пятый новой Г-Экспедиции

1. Утро было добрым и не предвещало проблем

 

 

 

В каждом из трех автомобилей имеется походный холодильник. Вернее, так можно было сказать вчера вечером. Но утром обнаружилось, что на нашем Форде агрегат уже не работает. Паша Ковалев немедленно засучив рукава, тут же принялся искать причину. Он обследовал салон, потом заглянул под капот, затем лег под машину. «Паша, ты бы хоть переоделся! – С укором сказала Таня, – Пашина жена. – Что же ты в чистом полез чинить…». Но Паша не из тех людей, кто переодевается в чистое, он приступает к ремонту незамедлительно!

 

Быстро выяснив, что к холодильнику не подается питание оттого, что сломалась розетка («прикуриватель») на задней панели салона, Паша принялся ее чинить и в результате вскоре сгорело и основное переднее гнездо.

 

Тогда Стас, спасая продукты, которые сохранялись в холодильнике, приготовил огромный омлет из всех имеющихся яиц, из всей ветчины и из всей соли. (Примечание для читателей с пониженным чувством юмора: на самом деле в омлет была израсходована не вся соль, а только 4 кг).

 

2. Стас и его омлет

 

Паша тем временем методично исследовал все предохранители в салоне и под капотом. Одну за другой он вытаскивал перемычки из гнезд в поисках перегоревшей. Нашел при этом пару «пустышек». «Запасные заглушки, видимо», – сказал Паша. В итоге переднюю панель он таки воскресил, холодильник подключил к ней, но задняя так и осталась не рабочей.

 

Сегодня решено было выехать пораньше, и пора уже было стартовать. Потому что впереди сложный перевал через хребет Богдын Нуру. Неизвестно, чтобы кто-то из иностранных путешественников пересекал этот хребет напрямик. Относительно нормальные дороги в пустыню Гоби идут восточнее или западнее, в обход этого горного массива. Но по неточным сведениям, которые Леша Панцевич и Стас Леник получили от монголов в предыдущей автомобильной экспедиции в пустыню Гоби, местные жители каким-то образом переезжают через Богдын Нуру, то есть дорога существует.

 

Готовясь к Новой Г-Экспедиции, я попросил друга Серегу Якунина – лидера (Директора Походов) читинской команды Gobike поискать проход через горы по картам и космоснимкам. Серега большой спец намечать прокладывать маршруты, и именно он в 2007 г прокладывал.

 

Короче говоря, все были настроены на сложный и долгий переход, и в 9 утра командорская машина с Панцевичем и Амиром, а за ней и второй экипаж с Петровичем (Костей) за рулем выехали с места ночевки, переехали речку вброд и остановились на другом берегу, поджидая нас. Пассажиры форда уселись по местам, Стас воткнул ключ зажигания, повернул его и… И нечего не произошло. Вообще ничего! Стартер не закрутился и даже не откликнулся. Стас попробовал повернуть ключ снова и снова…. Такая же тишина. «Тааак… - сказал Стас, – странно… Вчера же все работало».

А с того берега уже беспокоились в рацию:

– Ну вы чего стоите, ехать пора!

– Сейчас, подождите, – спокойно ответил Стас, – и снова попытался запустить двигатель с прежним результатом.

– Стас, почему вы не едете?!. Не собрались что ли до сих пор?

– Лёша, – также спокойно и даже ласково сказал Стас, – у нас машина не заводится.

– Как не заводится?

– Ну так, не заводится и все.

 

Обе машины вернулись, и все стали дружно соображать, что могло случиться. Первым делом заподозрили в непреднамеренной диверсии Павла Ковалева: «Паша, ты что с машиной делал? Может, куда-то залез, чего-то отключил?». «Да ничего я с ней не делал, - уверенно отрезал Ковалев, – совершено ничего, только предохранители проверил»...

«А может быть, сигналка как-то заблокировалась?» – высказал кто-то предположение. Это было правдоподобной версией, и Паша тут же возглавил операцию по разблокированию. Разобрали панель, достали кнопочки… Не помогло.

 

3. Алексей Панцевич пытается найти неисправность

 

 

Следующая версия была, что сломался стартер или отлетел провод. Паша тут же полез под машину... Ничего не нашли.

 

Прошел уже почти час поисков неисправности. Я уже стал про себя подумывать, сможем ли мы всей толпой уехать в каньон Хэрмэн Цав на двух машинах. А Лёша, как он позже признался, уже начал думать, как можно из этой глухомани вытаскивать в Россию эту 2,5-тонную громадину.

 

Снова стали пытать Пашу.

– Паша, послушай, - вкрадчиво начал Стас, – чудес не бывает. Вспомни, пожалуйста, что ты делал с машиной.

Стаса поддержал Влад, Леша, Амир…

– Да, да, верно, не бывает такого, чтобы с вечера машина работала, а утром взял и отказал стартер. Давай восстанавливай все свои действия – что ты делал, с самого утра, прямо шаг за шагом.

– Да, да, Паша, по-ша-го-во!

– С самого утра?... – Уточнил Паша. –Пошагово? … Что я делал?.. Таня, тогда иди ставь палатку обратно на место!

 

Все просто свалились от хохота.

Но машина все равно не заводилась и нужно было что-то решать.

– Давайте звонить в Россию, в сервис.

– А они скажут: тащите машину сюда, на месте посмотрим.

– А давайте свяжемся с теми ребятами, что сливали топливо из бака…

– … И скажем, что опять налили солярки вместо бензина?

 

Тем временем к броду через реку подъехали местные жители на двух мотоциклах. Прежде чем переправится, монголы зашли в воду и стали мыться, раздевшись по пояс.

 

4.

5.

 

6. Помылись и уехали...

 

А наши попытки завести Форд продолжались. По спутнику стали звонить в Иркутск знатокам автодела – тем, кто занимается сигнализацией, кто работает в сервисе… Наконец, один специалист сказал: «Вы трогали предохранители? Возьмите и просто тупо заткните все пустые гнезда целыми предохранителями. Все дырки».

 

Этот совет оказался волшебным. Стартер закрутился, а после дополнительной ревизии предохранителей оказалось что «пустышка» – это не пустышка и она тоже нужна, завелся и сам двигатель.

 

Радостные возгласы сменились шуточными заявлениями, что при любой следующей поломке необходимо будет сперва связать руки Паше Ковалеву, отогнать его от техники на десять метров, а потом уже браться за ремонт, Паша не обижался и хохотал вместе со всеми. На самом деле эти два напряженных часа показали, что в команде нет паникеров, пессимистов, дезертиров или психов.

 

Покинув, наконец, место «ковалевской диверсии» и переехав речку, минут через двадцать мы были уже в селении Богд. Деревня эта, надо сказать, довольно большая, по монгольским меркам. Есть стадион, есть вышка сотовой связи, есть каменные дома со следами штукатурки.

 

7. Поселок Богдт

8.

 

9. Стадион

 

Вокруг нет ни одного дерева, но дворы огорожены дощатыми заборами, покрашенными коричневой морилкой. За заборами такая же голая земля и на ней две-три юрты. Любопытно, что юрты установлены также и прямо под стенами облупленной двухэтажки. И рядом складирован кизяк.

 

10.

11.

12.

13.

 

Мы заправили баки и двинулись в сторону озера, за которым высился хребет Богдын Нуру – наше основное препятствие на сегодняшний день.

 

14. Дорога из Богдта к Орог-Нуру

 

Орог–Нур очень большой водоем, размеры которого из года в год меняются. Озеро то пересыхает, то больше наполняется горько-соленой водой. Несколько лет назад Стас Леник с Лешей Панцевичем на двух джипах пересекли Орог-Нур напрямик. Теперь же стадия озеро в стадии наполнения и нам пришлось объезжать его стороной по западному берегу.

Озерная котловина покрыта солончаковыми травами и верблюжьей колючкой.

 

15.

 

Двигаясь по этой высушенной, как пепел земле, мы вдруг выехали к маленькому оазису –источнику пресной воды.

 

16.

 

Ручей, берущий начало из родника, протекает среди зеленых кочек и кипит жизнью, самые заметные представителем которой – многочисленные жабы. Этим жабам мы обрадовались почему-то очень сильно. К мелкому и крупному рогатому скоту, лошадям и верблюдам все давно попривыкли, а тут вдруг такая скользкая, прыгающая экзотика!

 

17.

 

Возле родника нам повстречались местные жители. Большая монгольская семья ехала в Богдт, нам навстречу.

Леша Панцевич решил уточнить у них насчет прохода через горы, достал атлас. Общались какими-то жестами, мимикой и домыслами.

 

18.

19.

20.

 

Вот эти все переговоры с местным населением и указатели рукой не очень надежный навигатор. Гораздо больше доверия было к тому треку, который нанес на карту Серега Якунин. Но радовало то, что в принципе, монгол показывал рукой в ту же сторону, куда мы и хотели – прямо на хребет: «Езжайте, езжайте туда, ага». Где, куда, как езжайте, какая там дорога?.. Этого никто не понял. Но мы что хотели, то и услышали. Поблагодарили, попрощались и поехали, ага….

 

Очень эффектно выглядят глиняные растрескавшиеся поля по южной стороне Орог-Нура, там где прежде была вода.

 

21. Высохшее дно с южной стороны озера

22.

23.

 

Дорога стала отдаляться от озера, забирать ближе к горам, и в точности совпадая с нарисованным якунинским треком, повернула ко входу в ущелье. Начался подъем вдоль сайра (сухого русла реки). Дорога сразу перестала быть приятной, и вид ее показался неубедительным. И это было лишь только началом прохода через хребет.

 

24.

 

В устье ущелья мы неожиданно встретили УАЗик с монголами. Они только что спустились с гор, выехали из ущелья и теперь совершали ритуальные круги вокруг с бурхана (или обоо) – кучи булыжников у дороги. То что мы увидели людей, живыми спустившихся с перевала, нас обрадовало. Однако все они, включая водителя были катастрофически пьяны. Это выглядело так, будто люди от страха набухались и теперь молятся богу за то что чудом вырвались из какой-то жуткой переделки. Иначе с чего было так напиваться за рулем!

 

Стас остановил Форд и стремительно вышел поздороваться. «Только не спрашивай у них дорогу, Стас!», – лишь это успел крикнуть я вслед другу. Стас протянул руку, один монгол тут же ее ухватил по локоть и поволок вокруг бурхана. Потом жестами стал отчаянно призывать, чтобы мы тоже покинули машину и обошли обоо. Если мы не сделаем этого, то боги не пустят нас через перевал! Однако, никто из нас не пошевелился. «Зря, вы не послушались, – сказал Стас, – монголы знают, что говорят». Он горячо попрощался с доброжелателем, вырвался от него, вернулся за руль и мы поехали дальше.

 

Навстречу нам из гор выехали еще сразу три монгольских джипа, и я тут же успокоился: значит, дорога плохонькая, но действующая.

 

Скоро мы убедились, что на самом деле, ущелье обжито людьми. Встречались следы пастушьих стоянок. Возле одного загона для скота мы из любопытства остановились. Круглая загородка, сложенная из булыжников была наполнена толстым слоем сухого слежавшегося навоза, который недавно вскопали. Вероятно, подготовили кизяк к вывозу.

 

25.

 

«Бо-га-тое говнохранилище…», – оценил кто-то запасы биотоплива. Вокруг загона вся земля была тоже сплошь усыпана черными козьими и овечьими шариками. «А давайте устроим говнопразник! – Предложил Стас. – Говнопати». Все радостью согласились.

 

26.

 

В программу «говновечеринки» тут же были включены такие развлечения, как танцы на говне, борьба ка ковре из взрыхленного кизяка и праздничный фейерверк из говноконфети – козьих шариков. Говносалют снимали на видео: Борис положил камеру на землю и добивался того, чтобы подброшенный в небо «говногорох» сыпался прямо на объектив. Получилось очень весело и, в то же время, гигиенично, старый кизяк совершенно не липнет к рукам.

 

Чем дальше вглубь ущелья мы забирались, тем больше коварных мест приходилось преодолевать. Местами так называемая дорога была полностью размыта водными потоками, которыми наполняется сухое русло во время дождей. Тогда по сайру вместе с водой тащится и песок, и гравий, и большие камни, которые полностью уничтожают все автомобильные накатанные следы.

 

27.

28.

 

Где-то в середине ущелья датчик расхода топлива на Форде показал какие-то фантастические цифры: 62 литра на 100 км пробега. Но все равно стало ясно, что нашим автомобилям под силу забраться наверх, до перевала. И мы остановились на перекус.

 

29.

30.

31.

32.

 

После остановки Форд повел Влад, а Стас пересел на пассажирское сидение и расслабился там с баночкой холодного пива.

 

33. Стас Леник пока еще за рулем

 

Наконец, уклон дороги стал уменьшаться, мы поднялись на километр по вертикали, уже выше 2200 м над уровнем моря, ехать стало проще, показалось, что трудности все позади. Я следил за треком, нарисованным Сергеем, мы следовали точно по этой линии. «Сейчас выедем на сравнительно плоский водораздел и останется лишь проехать по нему и затем спуститься вниз, все хорошо», – объявил я всем. Правда, Серега меня предупредил, что спуск, который он нашел, очень сомнительный. «Там, однако, можете огрести по полной», – помню, сказал тогда Якунин. Не может же спуск быть хуже подъема, – сейчас думал я.

 

34. Забираемся все выше

 

На высоте 2300-2400 метров мы выбрались наверх, в высокогорную холмистую степь. И как это ни странно, то там, то здесь нам встречались жилые юрты. Мы забрались на просторную плоскость водораздела высокого хребта, в какую-то, как нам казалось, глушь, а здесь оказывается, монгольские семьи живут размеренной жизнью, рожают детей, пасут скот, кочуют с места на место по горным лугам… Никакого экстрима.

 

35.

36.

37.

 

38. Вблизи вершины водораздела. Пятно на земле - место где стояла юрта

 

39. Высоко зехали

 

Дорога пошла вдоль осевой части хребта, продолжая набирать высоту. Где-то следы раздваивались, ответвлялись, вели в какие-то уголки…. Но мы двигались по своему намеченному треку.

 

40.

41.

 

И наконец поднялись до высоты 2500 м и доехали до развилки. Одна дорога пошла выше в гору по хребту, другая сворачивала вниз, на юг.

 

42. Согласно плану, нам налево

 

Эта вторая совпадала с нашим треком, но выглядела подозрительно – очень узкая, крутая, с обрывистым склоном и сплошь из торчащих острых камней, вырывающих куски резины из протектора колес. Машины спустились в распадок, однако дальше более-менее видимый дорожный след пошел в сторону противоположную от нужной нам. Туда же, куда был намечен наш трек – вниз по распадку – шла лишь заросшая тропа.

 

Мы проехали несколько километров вверх, увидели, что и здесь стоят юрты и живут кочевники, но поняли, что дорога эта не выведет нас из гор и вернулись назад к развилку, откуда спустились. «Поедем дальше вверх, может там дорога примет нужное направление», – сказал Алексей, и мы дальше стали набирать высоту, забираясь по извилистому наезженному следу.

 

Минут через пятнадцать стало ясно, что и этот путь не приведет нас к цели. Мы остановились на высоте 2700 м и тут нам подвернулась удача – два встречных джипа. Обе машины были тесно заполнены одним большим монгольским семейством – бабушки дедушки, мужья, жены, сестры, дети…, включая одного грудного ребенка. Все были одеты не просто нарядно, а празднично, даже торжественно, как одеваются важные гости на свадьбу, юбилей или партийный съезд. Женщины в парче.

 

43.

 

Мужчины облачены в дорогие национальные халаты и кожаные сапоги с задранными носами. У одного из них к шикарному поясу был привязан нож в чехле, больше похожий на музейный экспонат, чем на бытовой инструмент.

 

44.

 

В целом компания выглядела как группа артистов, народный ансамбль перед выступлением. Направлялись монголы в Богдт, а вот откуда они ехали, – загадка. Ситуация, по истине, театральная, будто вымышленная, похожая на постановку. Случайно встреченные разодетые аборигены – это, как «рояль в кустах». На карте в той стороне нет ни одного селения, только горы становятся еще выше. Единственное предположение, что эти люди живут где- то там в юртах, наподобие нами уже встреченных по пути, а сейчас все семейство направляется на какое-то торжество в поселок. Я до сих пор жалею, что даже не попытался выяснить, так ли это на самом деле. Тем более, как оказалось позже, две женщины понимали по-русски. Но в тот момент у нас были совсем другие проблемы: как перебраться через горы, на юг к деревне Баян-Гоби.

 

45. Показываем свои карты

 

Монголы нас быстро поняли, сообщили, что едем мы вообще не правильно, и сказали, что покажут верную дорогу: «Езжайте за нами...» И мы поехали в обратную сторону. В этот момент у меня не было никакой уверенности, что монголы не поведут нас назад в Богдт и не скажут: «А теперь объезжайте Богдын Нуру за 100 км восточнее»…. Я немного нервничал. А вот Стас, в отличие от этого проявил просто олимпийское спокойствие. Он посильнее откинул спинку кресла и сладко уснул.

 

46.

47.

 

По плоскогорной степи мы вернулись прилично назад, потом свернули на какой-то отвилок и поехали вообще будто наугад. По карте на планшете я следил за новым маршрутом и примерно понимал смысл наших перемещений – попасть в ту часть хребта, спуск с которой на юг более пологий. Но ехали мы по каким-то пропадающим, не накатанным следам, а в том месте, где, наконец, остановились, автомобильная тропа окончательно растворилась. «Вот отсюда вам нужно ехать туда, – монгол указал рукой вдаль, – потом будет дорога на Баян-Гоби».

 

48.

49.

 

Мы еще немного пообщались, при этом Борис, будучи профессиональным журналистом, интересовался у монголов их именами и какими-то фактами, но о том, куда направляется семейство и что за праздник у них, так и не спросили.

 

50. Монголы смотрят карту на моем планшете

51.

 

52. Высокогорное пастбище

 

Примерно через километр дорогу мы действительно подсекли и она свернула в нужном направлении, пошла вниз с горы.

 

53.

 

Реальный путь с перевала оказался сильно удален от запланированного изначально, но по мере спуска с хребта дорога приближалась и наконец слилась с гипотетическим треком Сергея Якунина. Какое-то время мы так и двигались, затем дорога снова уклонилась… потом опять выскочила на трек. И так было несколько раз. В итоге теоретическая путеводная нить и реальный дорожный след по пустыне окончательно сроднились и впереди показалось селение Баян-Гоби. Такие подробности я рассказываю для того, чтобы было понятнее: нет в этих краях практически никаких однозначных дорожных путей, но есть направления. И если придерживаться основного курса, двигаясь на надежном автомобиле, не боясь заблудиться при этом, то все равно доберешься до места.

 

54.

55.

56.

57.

 

В 18:30 мы уставшие, запыленные и голодные остановились возле хунсний делгур – деревенского магазина.

 

58. Г-Экспедиция закупает продукты

59.

60.

61.

 

Комментировать тут особо нечего. Так выглядят многие магазины и в наших деревнях. И так же скоро будут выглядеть московские супермаркеты Ашан после введения ответных санкций России против Запада. Баян-Гоби – селение поменьше, чем Богдт, но заправить автомобили можно и здесь. Вспоминаю, как в 2007 году в некоторых маленьких деревнях мы не могли выпросить даже несколько литров бензина для горелок.

 

Ночевать отправились далеко за деревню, на берег речки. Ухитрились засадить Форд между кочек. Но благополучно дернули его тросом, поставили палатки, помылись в реке по щиколотку глубиной и уселись ужинать. День получился долгий и не скучный, но и вечер, как вы уже догадываетесь, был веселый.

 

А завтра впереди у нас начиналось настоящее Гоби.

 

 

Продолжение следует

 

Автор текста и фотографий - Александр Леснянский.

 

 

+7 901 665-71-35, 8 3952 550-464, 533-888, 533-500 - отдел продажи туров на Байкал
info@baikalvisa.ru
 
 
ВНИМАНИЕ! Вся информация, опубликованная на сайте www.baikalvisa.ru, не является публичной офертой. Детали по каждому конкретному туру или услуге уточняйте у менеджеров.
© ООО «БайкалПрофиТур». Все права на материалы, размещенные на сайте www.baikalvisa.ru, принадлежат ООО «БайкалПрофиТур». Любое использование этих материалов без получения письменного согласования компании запрещено.