en   de   中文
+7 (3952) 550-464
обратный звонок
Заявка на тур
Сейчас на Байкале
БайкалПрофиТур
присоединись к нам в соцсетях и получи актуальную информацию!
БайкалПрофиТур / О компании / Ежегодные проекты компании «БайкалПрофиТур» / Отчет об экспедиции «Лед Байкала - 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Экспедиция «Лёд Байкала – 2013»
Смотреть все фото

 

 

Экспедиция «Лед Байкала- 2013» 

Фото и текст Бориса Слепнева 

 

 

Понедельник, 11 марта

 

Понедельник, Листвянка, 11 утра, судоверфь. После контрольного инструктажа экспедиционеры выехали на лед, построились для торжественного старта и участия в ритуале под названием «Коктейль Байкала». С некоторых пор (бывалые экстремалы говорят, что обряду путешественников в данном варианте лет двадцать), помимо традиционного обращения к батюшке-Байкалу с просьбой принять гостей, помимо капания водки безымянным пальцем, энтузиасты усилили обряд следующим образом. Обыкновенные ледобуры (такими туристы укрепляют палатки), вгоняют в лед сантиметров на 10-12 (знатоки утверждают, чтобы входило 50 граммов водки), затем заполняют лунку алкоголем и после тоста выпивают напиток через соломинку. Ибо это уже не чистая водка, а правильный напиток, представляющий собой смесь водки, чистейшего воздуха и льда. Лучше использовать водку с одноименным названием – Baikal ice (Байкал Айс) она для таких случаев подходит лучше всего. Что в итоге? В итоге все бары мира со своими коктейлями отдыхают.

 

Перед длительным переходом некоторые предприняли тренировочные заезды, вероятно, им не терпелось заполучить порцию адреналина, попробовать Байкал что называется на зубок. И некоторые мгновенно получили щелчок по носу и предупреждение от Байкала, – не шали на льду! Сергей Лукьянов из Уфы через пять минут после старта, дрифтуя на своем снегоходе, не удержал машину и перевернулся, к счастью, все обошлось. Ветровое стекло незамедлительно было отнесено в разряд «расходников». Вся группа единогласно сошлась во мнении, что Байкал взял свою дань за проезд.

  

Спустя несколько минут колонна, в составе четырех «квадриков», снегохода и двух внедорожников двинулась в сторону Больших Котов, где был запланирован первый перекус. Поскольку началась маслиничная неделя, самые дальновидные из путешественников прихватили блины, которые были съедены в первую очередь.

  

После Больших Котов обозначилось преимущество квадроциклов перед снегоходом. Последнему не хватало именно снега, и причина такой ностальгии , как выяснилось, носит чисто конструктивный характер: гусеница забрасывает снег на двигатель, не дав ему перегреться таким образом. И в данной ситуации снега как раз и не хватало. Сергей принял решение уходить к берегу, где было достаточно снега, о чем он незамедлительно сообщил Станиславу Ленику. Бывалый путешественник посоветовал держаться вдоль становой трещины, выдавленный лед давно оброс сугробами, и этого снега вполне хватало для охлаждения движка снегохода 

 

Возле мыса Кадильного лед по обыкновению оказался хрупок, овальные пузыри свидетельствовали о выходе метана. Становая трещина, после пересечения ее квадроциклом, плеснула на незваных гостей водой, стало понятно, что ехать опасно. После короткого совещания выехали на берег, обогнули кордон ПНП, а потом снова вернулись на лед.

  

Перед Песчанкой повстречали группу экстремалов, которые шли из Бугульдейки в Листвянку – мужественные ребята с такой легкостью говорили о холодном отдыхе, будто речь шла о ночевке в деревенском доме на печи. На базе «Байкальские дюны» наша сборная спасла немецкого путешественника Вольфганда, который на велосипеде пытался доехать до Северобайкальска, но через три дня пути понял бессмысленность своей затеи: не по-весеннему сильные морозы, мощный ветер и глубокий снег заставили повернуть его назад. 66-летний путешественник выглядел уставшим, хотя держался стойко. Станислав откликнулся на просьбу велосипедиста, устроив его на ночлег в «дюнах». Вечером путешественника пригласили на ужин, состояние его несколько вызывало опасение, видно было, что он сильно замерз и очень сильно устал. 

 

Горячий ужин и пятьдесят граммов водки «Байкал Айс» (исключительно в традициях народной медицины), вернули немецкого друга к жизни. Удивительно, но утром выглядел бодро, даже не простудился. Говорит (наше общение шло на чудовищной смеси немецкого и английского), после плотного ужина спал очень крепко, и снились ему большие, теплые русские женщины. 

 

На прощание мы подарили ему бутылку водки, показав, что в случае крайней необходимости можно ориентироваться даже по ней и показали на рифленый рисунок Байкала на бутылке. 

 

Переход первого дня составил – 85 километров. Средняя дневная температура – 8—10 градусов, солнечно и ветрено. Северо-Запад обещал смену погоды, мы гадали, что он нам принесет. Для безопасности хотелось бы мороза, для комфорта – тепла. Высыпавшие звезды обещали хороший день.

 

 

12 марта, день второй 

 

Подъем в 6.40, выход на лед. До 9 часов съемка льда в лучах восходящего солнца. Интересно наблюдать за коллегами по экспедиции: рано утром совершенно не проснувшиеся высыпают на лед и начинают судорожно снимать все подряд. Завтрак в начале десятого, сборы и выезд на лед. По прогнозам в районе Бугульдейки должны встретить сильный ветер и становые трещины с торосами. К счастью, больших трудностей не возникло и до первого привала шли на приличной скорости. Пару раз, проходя трещины, наш Ниссан застревал в сугробе, на помощь приходил уфимец Дамир Давлетбаев на «Паджеро». Проходя трещину на высокой скорости, можно повредить подвеску или загнуть тяги об мощные выступающие льдины, которые маскирует снег. И наоборот, проползая тихонько опасное место, возникает опасность просто застрять, что с нами неоднократно и происходило. В процессе преодоления природных барьеров в виде гор битого «хрусталя», именуемых коротким определением «торосы», помимо хладнокровия и, безусловно, определенного мастерства или хотя бы навыка, требуется чутье.

 

Опытные проводники, или ледовые капитаны (это определение приписывают Александру Бурмейстеру, основавшего в свое время Лигу байкальских капитанов) словно сканируют занесенные снегом трещины, почти безошибочно определяя, что из себя разломы представляют. Что называется контрольное вскрытие ( снег разметают а трещину пробивают пешней, определяя толщину и структура льда) в большинстве случаев подтверждается предварительный диагноз «пригодна для прохождения транспорта», после чего по рации выдают советы, собственно по самому прохождению. На первый взгляд все трещины похожи (во всяком случае по форме), но одни пересекаются по прямой на большой скорости, а другие – под определенным углом. 

 

 

 Привал экспедиционеры организовали у мыса Саган-Заба, известного как галерея петроглифов. Некоторым рисункам примерно пять тысяч лет, но значительная часть значительно моложе. Некие художники из современников два-три года назад тоже поспешили оставить свои автографы. 

 

Небольшое ЧП случилось на переходе до Ольхонских ворот: Костя Мурзинов не удержал «квадрик» во время заноса, машину перевернуло, водитель и пассажир (это была Катя), оказались на льду. В итоге все закончилось благополучно. Чтобы разрядить обстановку Сергей Лукьянов предложил отведать очередную порцию блинов, которые всю дорогу грел в контейнере, установленном… на выхлопной трубе «Бомбардира». Конструктивная особенность снегохода позволяет провернуть этот кулинарный трюк, но, кажется, только русские мужики додумались до этого. 

 

Запланированная остановка в проеме Ольхонских ворот, одного из сакральных мест Байкала. Привычное задабривание духов, и – на финишную прямую. 

 

На отрезке, где летом ходит паром работает группа водолазов, обследуя кабель, питающий остров Ольхон. 

 

К вечеру оказались на МРС. Нашу дружную компанию ждала база «Ветер странствий», номера здесь полностью электрофицированы, поэтому первым делом взялись сливать отснятый материал и заряжать аккумуляторы, державшиеся на последнем издыхании. 

 

Времени было предостаточно, поэтому экспедиционеры были не прочь проехать еще пару- тройку десятков километров по льду, однако по расписанию наш ждал дружеский ужин и баня. Переход второго дня составил 140 километров. Температура 10-12 градусов, ветрено. 

 

13 марта, среда. День третий 

 

Ранний подъем, но съемки не получилось – пасмурно. Плотный завтрак и переход всей команды в режим ожидания: из Иркутска должна прибыть группа журналистов программы «Вести – Иркутск».

  

Кроме репортерской группы численный состав экспедиции пополнили высокопоставленные лица, в том числе глава района Сергей Николаевич Копылов,  сопроводив группу на правах хозяина до Хужира. 

 .


 

Утро поначалу не сулило хорошей погоды, часам к 12 ветер растащил плотную завесу облаков, появилось солнце… 

 

Короткий переход до мыса Кобылья голова, известного красивыми гротами. Впрочем, участок суши имеет богатую историю, к сожалению, трагическую, она связана с крушением кораблей. В октябре 1903 года и ноябре 1904 как обычно неожиданно из ущелья вырвалась Сарма (ее скорость может достигать 70 метров в секунду), бросила кораблики, тянувшие баржи на скалы…Один из кораблей разбило о камни, другому удалось удержаться на плаву ( это был «Святой Яков»-??). В том и другом случае капитаны приняли решение отцепить от буксиров баржи (за это их потом судили), которые тут же и их расколотило о скалы. Пассажиров выбрасывало на камни, они гибли от травм и переохлаждения. Говорят, сохранилось воспоминания свидетелей тех жутких крушений, когда люди вмерзали в скалу на высоте до двух сажень от воды. Задолго до трагических событий по этим местам прошел Курбат Иванов, известный как один из первых составителей карт Байкала. Со своей дружиной он пересек хребет, спустившись к озеру как раз в устье реи Сармы. Дойдя до Ольхона они обложили ясаком местных бурят, двинулись в сторону Усть- Баргузина. Впоследствии дружина попала в засаду, устроенную недовольными эвенками, многие погибли. События происходили между прочим задолго до основания Иркутска. 

 

Несколько лет назад инспектор Байкало-ленского заповедника Владимир Петрович Трапезников установил в Чанчуре памятник первопроходцам. Зимой на КаМАЗе завезли основание монумента – гранитный камень, его венчает две металлические дуги и два колокольчика. Однако ж мы отвлеклись…

 

Традиционный обряд задабривания байкальских духов, заказ хорошей погоды на предстоящий день прошел в непосредственной близости от Кобыльей головы. Новички ледовых экспедиций Сергей Лукьянов, Дамир и Игорь подошли к ответственному процессу творчески. Вырубив топором лунку (нишу, яму, углубление, сосуд) поместили на дно миниатюрную видеокамеру, наполнили бокал спиртными напитками, кажется, это было виски, опустили разноцветные соломинки для коктейля. Края братской чарки были украшены орешками, разноцветными кубиками сушеных фруктов. Кто-то из присутствующих (по-моему это был Алексей Панцевич), прагматично заметил, что такой метод вкушания коктейлей всем хорошо, за исключением того, что нельзя традиционно чокнуться, а также выпить, например, на брудершафт. Ну, разве что перекрестив каким-то образом соломинки. В итоге получилось очень эффектно и, самое главное, эффективно. Забегая вперед, скажу, что погода в этот день выдалась самая благоприятная – легкий ветерок, комфортная температура (градусов 5-8 мороза) и богатое солнце.

  

После шикарного пикника у полуострова Уюга (напротив Хадарты), двинулись в сторону острова Огой, потом в сторону Еленки.. Неожиданно у снегохода, которым управлял уже не Сергей Лукьянов, а Дамир, лопнул ремень вариатора. Это случилось, как водится, в самый неподходящий момент. Философски решили, что Байкал не добрал дань в виде осколков ветрового стекла во время перевертыша на старте многодневного перехода. Замена ремня заняла минут пятнадцать. Как только неполадка была устранена, мы двинулись и Стас включил магнитолу, откуда рвануло: «Небо утреннего стяг, в жизни важен первый шаг…» не сговариваясь, пассажиры «Ниссана» перефразировали припев, в итоге получилось:

 

 

И вновь продолжается бой,

И сердцу тревожно в груди

И Леник такой молодой

И юный отряд впереди! 

 

У Еленки образовался мощнейший торос голубого льда. Недалеко расположилась бригада рыбаков, которые увидев людей в жилетах, видимо попрятали рыбу, заявив, что омуля здесь нет, они моли сами не видели еще. 

 

Островок и Ольхон разделяла мощнейшая гряда торосов и плотного снега. Квадроциклы и машины шли с пробуксовкой, уверенно чувствовал себя лишь снегоход. Мы невольно вспомнили Вольфганда, который едва достигнув Хужира, повернул назад в Листвянку, хотя первоначально планировал добраться до Северобайкальска. Представляем, насколько тяжело ему было: на велосипеде передвигаться было невозможно по определению, а просто катить его рядом – еще невообразимее. 

 

На закате получилась импровизированная фотосессия у мыса Бурхан. Ужинали на базе «Ладога». Дневной пробег составил 75 километров.

 

 14 марта, четверг, день четвертый 

 

Экспедиция достигла экватора,  участники пробега успешно пережили первый  восторг по поводу прозрачности льда и местных просторов.

 

Группа сопровождения то и дело вспоминала разные события (по большей части мистические или трагические), происходившие когда-либо на Байкале. В память сходу врезалась история о женщине из старинного шаманского рода, оставшаяся на долгие годы в салоне затонувшего уазика. Дело было так. Спасатели занимались  плановой очисткой заливов от машин,  оказавшихся на дне в разные годы в силу разных причин.
 

Недалеко от одного из мысов водолаз обнаружил на дне озера невероятной формы объект, похожий на зАмок подводного властелина. Впсоледствии выяснилось,  что на дне много лет назад (называлась цифра в 25 лет) неосторожно "припарковался" внедорожник, попавший зимой в промоину. Течением  к нему прибило обрывок старинной сети еще с березовыми поплавками, которые тянули снасть наверх. Постепенно ячейки заросли тиной и  стали походить  на сказочную декорацию жутковатого зеленого оттенка. За этой ширмой водолазы и обнаружили уазик, в салоне которого находился человек. Это была женщина, со стороны казалось, что она медитирует. Когда пробили номер машины по базе, выяснилась и личность погибшей, это была уроженка одного из бурятских сел, потомственная шаманка. Нашлись  люди,  утверждавшие, что шаманка перед роковой поездкой  будто говорила, что ее заберет Байкал, а когда тело начнут придавать земле - разразится буря. 

 

Двери внедорожника спасатели не смогли открыть и тогда разрезали тент, надеясь извлечь труп. Но как только один из водолазов дотронулся до руки пострадавшей, она в буквальном смысле растворилась.  В одежде остались фрагменты черепа.
На следующий день родственники предали останки земле и в это время разразилась жуткая буря, а над лагерем  спасателей шел то дождь, то  пролетали хлопья снега. И это в июле. Местные жители объяснили, что таким образом духи благодарят всех, кто поднял женщину из рода шаманов.
Вот такая мистика...  

 

В ходе короткого производственного совещания, решено было идти на Хобой, сделав остановку у Трех братьев. Однако едва достигли Песчанки, как сдох "кот" (квадроцикл "Арктик кэт") Андрея Волокитина  -- застучала поршневая. Примечательно, в это время из силона "Нисана" надрывался Олег Митяев с песней "Остановилась наша экспедиция..."
Впоследствии эта композиция стала своего рода гимном ледового пробега.

 

Реанимировать вездеход на льду не представлялось никакой возможности, поменять цилиндр, поршень можно было в Хужире, и то  при наличии запасных частей. Пришлось тащить квадрик на тросе в Хужир на "Нисане", в  итоге мы со Стасом потеряли полтора часа на  эвакуацию, группу догнали уже у мыса Хобой. К этому времени наш юный гид и трудолюбивая Золушка в одном лице Полина Горбовская и Сергей Лукьянов сварганили на льду кашу с мясом. Даже после быстрого обеда на съемку оставалось полчаса, не больше.  Вскоре группа взяла курс к мысу Рытый.

 

Едва наш внедорожник ( Стас называл его бензовозом из-за наличия в кузове горючего запаса) преодолевал очередную трещину, его хозяин начинал рассказывать какую - нибудь историю из богатой своей биографии.
Например, о том, как однажды разыграл группу туристов. Но, обо всем по порядку. 

 

На Байкал приехала группа отдыхающих из Москвы, три семьи в полном составе. Женам наскучило сидеть на корабле,  мужья никак не реагировали на их ворчание по поводу алкоголя. В итоге женщины решили  на ночь переселиться на берег в палатку, заодно доказав суженым, что ничего и никого не боятся. Однако же на всякий случай спросили Леника относительно змей и другой  опасной живности. Хитро прищурившись, Стас заявил, что змей здесь практически нет, зато есть байкальские скорпионы, они де живут в песке, но в  брачный период выползают наверх и могут больно покусать. Хотя смертельных случаев не зафиксировано, авторитетно заверил Стас. Он знал, о чем говорил. Прежде чем установить палатку, гид закопал в песок веревку с несколькими узлами, Когда женщины уснули, Стас подкрался к палатке, и начал тянуть веревку. Что началось в палатке через несколько минут! Женщины в пижамах истошно воя рванули  в разные стороны...   В общем розыгрыш удался, а главное понравился  мужчинам - москвичам, ведь с этой минуты жены спали снова рядом.

 

На перегоне  джипы несколько раз тягали друг друга, вытаскивая из заносов.
У мыса Рытый обнаружился торос метра четыре - пять высотой, это был лучший фон для группового фото. От конечной точки этого дня -- кордона Шарталай  Байкало-Ленского заповедника нас отделяло несколько километров. Следует пояснить, что вход и въезд на территорию заповедника до недавнего времени был категорически запрещен. Правила и сейчас не изменились, но появилось небольшое исключение. Вдоль берега заповедник строит экологическую тропу для цивилизованного туризма. Желающие насладиться красотами Байкала, а также  животным и растительным миром потаенных уголков в скором времени смогут оформить  разрешение и на время поселиться в мини- гостиницах, строительство которых уже ведется.
 Наша группа поселилась  в одном из новых еще пахнущим свежим деревом трехэтажном домике, местами  еще недоделанным. Примечательно, что на верхнем этаже могут разместиться только два человека. 

 

За ужином, который  больше всего напоминал шведский стол, компания не сговариваясь, решила, что для гостевого домика наш визит  стал своего рода промоакцией, рекламным ходом. Народ посетил местную баню, которую топил, но, кажется, не дотопил егерь Геннадий.
Легли тесно друг к другу, было жарковато и "храповато".
 

Дневной пробег составил 125 км.

 

15 марта, пятница пятый день похода

 

Утро выдалось пасмурным, но съемка  удалась - фактура льда хороша в любую погоду. Быстрое возвращение на базу,  сбор вещей и снова выход на маршрут. Предстоял небольшой переход до Заворотного. Короткая остановка на мысе Покойники, где образовался еще один мощный торос. По дороге обогнали двух путешественников, тянувших за собой санки. Сразу определили, что это иностранцы. Остановились, как могли, пообщались. Выяснили, что это ирландцы, идут в Северобайкальск, в пути уже 15 суток, ночуют на льду. Возможно, веру в собственные силы экстремалам придавал  плюшевый мишка, прикрепленный к санкам. Гости пояснили, что это их талисман. В это время усилился встречный ветер, начался снег.  Без всякого перевода было понятно, что  ирландцы порядком устали и продрогли.  Мужчина наморозил комья льда на усы и бороду, подмороженной выглядела и женщина. 
Решили подогреть путников, предложив по пробке водки, снабдив к тому же наваристым бульоном в дорогу. Свой самый экстремальный тост  ирландец незамедлительно снял на видео.

 



 

Минут через тридцать - сорок пришли в Заворотную, осмотрели гостевой домик. Времени было достаточно, поэтому  даже возникла мысль  взять курс на Ушканьи острова, но потом передумали. Всем без исключения требовался небольшой перерыв, к тому же предстояло привести в порядок технику, дозаправиться. Обед готовили коллективно, чему, как мне показалось, в первую очередь обрадовалась Полина - Золушка. Наверное, на общую активность влияли пока еще холодный дом, и, собственно, приближение обеда.


После сытной трапезы часть экспедиционеров рванула на речку Ледяную.
С вечера договорились  лечь пораньше, встать спозаранку и взять курс на Ушканьи острова.

 

16 марта, шестой день

 

Проснулись на удивление рано,  после быстрого завтрака  стали укладывать вещи. Наш проводник Александр Андреев и Стас Леник с некоторой тревогой поглядывали на море, на поверхности которого носились легкомысленные (лично мне так показалось) вихри. Стас некстати вспомнил, что и летом в этом квадрате корабли то и дело начинают болтать подобные вихри. Не подозревая опасности, мы двинулись в путь. В 10-15 километрах от берега группу настигла буря, застелившая все вокруг снежной завесой, порой видимость сокращалась до пяти - семи метров. Порывы достигали тридцати метров в секунду. На "бензовозе" Стаса сорвало тент, часть вещей выкинуло на лед. Собрать все на место, закрепить под шквальным ветром оказалось делом непростым. Из рации то и дело доносилось сквозь помехи: "Уфа, не отставай!"  "Сократили дистанцию!"

 

Пробег до ушканов составил пятьдесят километров, хотя это расстояние можно смело умножать на четыре - пять. Несколько раз джипы тягали друг друга из  коварных трещин, занесенных снегом. Ни один навигатор не покажет притаившуюся под сугробом расщелину, открывающую прямую дорогу ко дну, до которого, кстати, было 500 метров. В такой ситуации группа полностью полагается на опыт и чутье проводника, надо сказать  с этой ролью Александр справился блестяще.

 

Едва  распогодилось, ветер стих, и команда вспомнила, у москвички Екатерины Латоновой день рождения. Экспедиция выбрала место под импровизированный пикник. Именинницу поздравили,  Стас подарил подарок, и мы отправились покорять  заключительный отрезок до Ушканов. Удивительно, пока мела метель  лед казался гладким, но как только буря прошла, "выросли" мелкие, но  довольно коварные торосы. Километров пятнадцать шли на пониженной скорости.
Ушканьи острова, особенно резиденция здешнего "губернатора" Юрия Будеева, походила на мощный форпост благородного бирюзового цвета. За высоченной грядой чистейшего льда можно было запросто держать оборону. К домикам вела узкая дорога, на которой невозможно было разъехаться даже джипу и снегоходу.
Невероятно красивые пейзажи заставили забыть об усталости. 

 

Мобильная группа на  квадроциклах и снегоходе решила дойти до бухты Змеиной, где, как известно, находится один из горячих источников. Оставшиеся рассредоточились у ближайших торосов, потерявшись на время среди глыб метровой толщины.

 

Однако наш творческий порыв несколько сбили иркутские ученые, обратившиеся за помощью. Оказалось, что накануне сотрудники Байкальского музея во главе с директором Владимиром Абрамовичем Фиалковым отправились на Ушканьи острова, рассчитывая быстро преодолеть расстояние на судне на воздушной подушке. Но «Арктика» не дойдя до места назначения около шести километров, порвала юбку, преодолевая очередной торос. Пришлось выгружаться. На остров Тонкий научники везли электростанцию, много другого оборудования. Как известно, уже несколько лет они пытаются воплотить в жизнь амбициозный проект «Нерпа – онлайн». Для чего на заповедном Тонком (рядом с ним расположены острова Большой, Круглый и Долгий) установили веб-камеры. Возле этого участка суши находится одна из самых больших колоний ластоногих на Байкале. По задумке авторов проекта любой желающий зайдя на сайт, смог бы в режиме реального времени полюбоваться на чудо природы. Насколько нам известно, на данном этапе возникли определенные проблемы в передаче информации: Иркутск находится не близко. К тому же разрядились щелочные аккумуляторы, хотя на острове установлены еще и солнечные панели, возможно, их мощности зимой просто не хватает. Вероятнее всего, в перспективе передача картинки будет организована посредством сотовой связи. Тем более, на остров прибыл аспирант технического университета Сергей Крень, намеревавшийся протестировать сотовую связь. Кстати, молодой ученый четыре раза проводил открытые сеансы связи с Международной космической станцией, наработал солидный опыт. Бесспорно, до орбиты корабля намного больше расстояние, чем до лежбища тюленей, поэтому не сомневаемся, что у авторов идеи все получиться, и тогда по вечерам вместо «Дома-2» соотечественники будут смотреть на нерпу. На мой взгляд, ластоногие куда приятнее некоторых участников телепередачи, да и уровень интеллекта особо не отличается…

 

Таким образом, участники экспедиции «Лед Байкала – 2013» помогли науке, а значит – поучаствовали в грандиозном проекте. На обратном пути Стас на своем пикапе взял на буксир сломавшуюся «Ниву»; водитель и двое пассажиров провели в холодном салоне всю ночь, их наверняка уже искали родные.

 

Попытки завести внедорожник, прицепив его за «Ниссан», ни к чему не привели. Пришлось тащить до резиденции Юрия Будеева, которого негласно называют губернатором Ушканьих островов. Вместе с женой Татьяной они прожили здесь 26 лет, она работает метеорологом. Впрочем, это отдельная и очень большая история.

 

Закончив со спасательными операциями, мы все-таки рванули снимать лед. Солнце и ветер образовывают такие фигуры, которые не снились ни одному художнику. Фантастика, ради этого стоило ехать!

 

К вечеру с бухты Змеиной вернулся наш летучий отряд. Во время одной из остановок выяснилось, что Олег Вырезков потерял экшн-камеру Hero 2, на которую накануне вечером начитывал свои впечатления о Байкале. Поиски ни к чему не привели: на Байкале мело так, что можно было потерять друг друга, не то, что камеру.

 

Во время вечернего застолья экспедиционеры пришли к такому выводу: местные духи либо не захотели, чтобы Олег обнародовал все то, что начитал на камеру, либо решили, что он должен вернуться сюда еще раз.

 

Чтобы разрядить обстановку, Стас Леник взял с полки книгу Жака Ив Кусто и зачитал:

–16 марта мы пришли на Большой Ушканий остров – столицу ушканьего архипелага.

 

Эти острова высоко поднимаются над водой, своими белыми обрывами напоминая некоторые острова Полинезии, например, Боро-Боро, но сходство только внешнее, геологически у них нет ничего общего с коралловыми и вулканическими островами Тихого океана. Ушканы сложены из красного и коричневого гранита, на котором хорошо себя чувствует растительность…

 

Лично у меня от услышанного отвисла челюсть: почему я не знал, что великий Кусто написал книгу про Байкал? Тут же созрел план: утром, до отъезда необходимо расспросить чету Будеевых о той экспедиции, возможно у них есть автографы, какие-то сувениры известного путешественника. На мгновение я даже представил первую полосу газеты «Копейка» с крупным заголовком, например «По следам Жака Кусто», или что-то в этом роде. За тридцать лет работы мозг автоматически проецирует заметные события на газетную бумагу, это издержки профессии, и ничего тут не поделаешь.

 

В моей голове не укладывалось одно: каким образом, такое событие прошло мимо меня, где-то в подкорке даже начал зарождать комплекс профессиональной неполноценности. И все-таки что-то смущало в создавшейся ситуации: неизвестная книга Кусто, хитрая улыбка Стаса – была между ними невидимая связь. Опять-таки профессиональная недоверчивость, привычка перепроверять факты расставили все по своим местам. Я схватил книжку, открыл нужную страницу, что бы лично проштудировать первоисточник... О, черт! Это был розыгрыш от Леника! Зачитывая отчет французского океанографа, он мгновенно заменил Сейшельские острова Ушканьими. Все остальные факты приведены верно.

 

Между тем Олег Вырезков философски заявил, что все впечатления остались в сердце. Правда, кроме впечатлений было еще несколько камер, поэтому ночной салют сняли без проблем.

 

17 марта, седьмой день

 

Подъем в 7 часов. Пасмурное утро урезал фотосессию, начались долгие сборы перед заключительным этапом – дороги до Малого моря. Нас разделяли 150 километров. Большой участок торосов сменялся заснеженными полями, где абсолютно не было видно выступающих льдин и трещин. У мыса Рытого экспедиционеров встретил северо-запад, резко похолодало. Особенно сложно пришлось тем, кто двигался на квадроциклах, по признанию водителей жутко мерзли руки, шли, что называется на характере. Уфимцы взяли с собой в дорогу приличный кусок льда, переживали, за четыре тысячи километров, которые еще предстояло пройти, он может растаять.

 

Небольшой привал организовали, когда до МРС оставалось 80 км, Олег поспешил взять у Стаса крайнее (на Байкале не говорят «последнее») интервью с подведением итогов.

 

- Экспедиция закончилась, как вы оцениваете ее результаты...

- Нам осталось пройти 80 км, – ответил Стас – примерно три часа пути, но они могут растянуться и на восемь часов, это – Байкал, поэтому не будем спешить с выводами.

 

Едва мы прошли Онгурёны, Заму, как наткнулись на торосы высотой до четырех метров. Как впоследствии выяснилось, лед выдавило два дня назад, в одном месте было видно, что сквозь торос пробита дорога, рыбаки специально выпиливали лед, чтобы смогли пройти машины. Возможно, Байкал не хотел нас отпускать, поэтому образовал хрустальные преграды. Как вариант, Байкал напоследок решил еще раз удивить, натолкав к берегу метровые льды невероятной чистоты и голубизны.

 

На фоне монументальных торосов основной лед уже не смотрелся таким гладким, более того, при ближайшем рассмотрении он оказался похож на тисненую фотобумагу, хотя неделю назад он выглядел зеркальным.

 

Загадку помог разгадать мэр Ольхонского района Сергей Николаевич Копылов, сообщивший, что в пятницу утром на Малом море прошел дождь, температура была +4, а потом резко похолодало. На трассе Баяндай – Усть орда случилось много аварий. А мы было решили, что зеркальную поверхность подпортило солнце.

На базе «Ветер странствий» участников пробега ждали торжественный ужин, сувениры от «Байкальской визы», баня, а также братания, обещания поддерживать связь, скупые слезы и… планы уже на летнюю экспедицию.

 

В общей сложности участники экспедиции «Лед Байкала» за семь дней прошли 820 километров.

 

 

+7 908 653-31-39, 8 3952 550-464, 533-888, 533-500 - отдел продажи туров на Байкал
info@baikalvisa.ru
 
 
ВНИМАНИЕ! Вся информация, опубликованная на сайте www.baikalvisa.ru, не является публичной офертой. Детали по каждому конкретному туру или услуге уточняйте у менеджеров.
© ООО «БайкалПрофиТур». Все права на материалы, размещенные на сайте www.baikalvisa.ru, принадлежат ООО «БайкалПрофиТур». Любое использование этих материалов без получения письменного согласования компании запрещено.