en   de   中文
+7 (3952) 550-464
обратный звонок
Заявка на тур
Сейчас на Байкале
БайкалПрофиТур
присоединись к нам в соцсетях и получи актуальную информацию!
БайкалПрофиТур / О компании / Ежегодные проекты компании «БайкалПрофиТур» / «За уходящим льдом Байкала 2012», рассказ Дениса Статуева

Об уходящем льде Байкала...

источник

 

Седьмая по счёту экспедиция «За уходящим льдом Байкала» стартовала в посёлке МРС практически от Ольхонских ворот. Молодым ветром развевало флаги на кораблях и развеивало душевные сомнения. Настрой был многообещающим.

 

Чудеса начались с момента посадки в аэропорту города Иркутска. За тысячи километров отсюда в Костроме наша маленькая полуторагодовалая дочурка во сне отчётливо сказала «Мама села». Услышавший это дедушка встал чтобы поправить постель ребёнка, краем глаза заметил мигнувший на столике телефон — пришла наша смс-ка «Мы приземлились. Всё хорошо. Целуем». Нам всем осталось только удивленно промолчать в тряпочку.

 

И вот мы здесь.

 

  

 (Таким он нас встретил) 

 

 

 (пролив Ольхонские ворота)  

 

 

  (вот такой небесный дракон) 


 

 

 (погода менялась на глазах)


 

 

 (первая панорама)

 

 

 (Светик на самом удобном месте для начала путешествия)  

 

Корабли дружным клином двигались по Малому морю на север. Радость переполняла сердца светлым ожиданием новых приключений. Щёлкали затворы фотоаппаратов и стукались рюмочки. Мы как бы вернулись домой, пусть на некоторое время, на побывку так сказать. Ощущая себя неотъемлемой маленькой частью Байкала, счастливые мгновения свидания с ним все старались проживать достаточно бережно и экономно...

 

Однако от первых впечатлений и алкоголя слегка захлестнуло и в себя удалось прийти только к концу второго дня, находясь в замечательной бухте Заворотная. 

 

  

Прожарившись в натопленной бане и три раза окунувшись в ледяную воду Байкала - нам только тогда оказалось под силу смыть с себя всю накипь суетливых будней и шелуху городских стрессов и напастей. Стоя на земле подобием дымящегося и парящего столба и глядя в черное открытое небо, ощущаешь себя рожденным заново. И незаметно, замедленными кадрами в голове всплывали последние сутки, пролетевшие как в тумане:

 

«Ночевка в Зундуках. Костер на мелкой гальке берега и песни под гитару на лёгком и бодрящем ветерке. Простое человеческое общение. Хотя надо признаться, что многие ещё были несколько зажаты и молчаливы, а  глаза загадочно сосредоточенны. И это понятно - накатило будь здоров со всех сторон, куда ни глянь — на 360 градусов красота неописуемая и полнейшее великолепие…

 

 Потом ранее утро. Корабли отправились, пока мы еще спали и почти до девяти утра мерно укачивали нас, продлевая блаженственный сон усталых отпускников. На завтрак была каша и бутерброды, «побурханить» тоже не забыли — надо всегда договариваться с местными духами, поэтому безымянный палец макаемый в водку как положено разбрызгивал её по сторонам света, вверх и на стол — старые бурятские традиции здесь никто не отменял. Буряты - так те вообще в такие моменты заливают спиртным всё вокруг себя и ревностно  следят, чтобы все следовали их примеру.

 

По мере приближения к мысу Рытый — по преданиям проклятому и нехорошему месту на меня наваливалась усталость. И очень хорошо, что загодя мы уединились в своей каюте и мирно проспали швартовку на мысе, стоянку и отправление. Проснулись, только когда опасный пункт нашего путешествия скрылся из вида. А Андрей - капитан корабля «Шаман» просто даже не стал подходить к Рытому и проследовал мимо, не обращая внимания на недоуменные взгляды своих пассажиров. На вопросы - «а почему «Сибиряк» с «Татьяной» пристали, а мы нет?» Он спокойно ответил: «Хватит с нас былых остановок на Рытом. Не нужны нам всякие «непонятки» и неприятности»…

 

 Один из наших спутников, которому никто не поведал о сомнительной славе мыса и ущелья реки Рита впадающей здесь в Байкал, вышел на берег и стал прохаживаться туда-сюда, но очень скоро вновь оказался на корабле и задумчиво рассматривал местность с палубы. Когда его спросили, почему так быстро вернулся, он честно ответил, что в какой-то момент появилась непонятная тревога, а потом стало вообще откровенно жутковато. И это несмотря на внешнее спокойствие этих мест. Так что верить или нет — это персональное дело каждого. Лично я на берег там никогда не выхожу...»

 

 

 

 (ущелье реки Рита и собственно кусочек мыса) 

 

В Завортной наконец-то пришло ощущение отдыха. Компания как всегда подобралась разношерстная и время коротали, прогуливаясь по берегу и наглаживая местных собак. 

 

 

  

В кают-компании наслаждались не только аппетитным ужином, но и познавательными рассказами товарищей об острове Пасхи, велопутешествиях по Южной Америке, озере Танганьика и Саргассовом море.

 

Всё только начиналось и от осознания этой мысли, в нас вселялась умиротворённость. Ко сну отходили размякшие и изрядно подобревшие. Байкальская ночь обволакивала и убаюкивала путников. Звенела тишина.

 

***

 

Вынырнуть из сна посчастливилось уже на территории Байкало-Ленского заповедника... Погода была отличная и на бархатно-глянцевой глади воды быстро рассеивались следы идущих судов...

 

А ведь некоторое время назад с негромкими лучами восходящего солнца еще раз подтвердилась старая и мудрая поговорка — «Кто рано встает — тому Бог подаёт»… И те  немногие, освободившиеся из сонных пут, не дожидаясь общего подъёма, смогли прикоснуться к мистической тайне красоты природы Священного моря…

 

Туман, покрывший урчащие на ходу корабли  молочной вуалью, создавал ощущение «движения без движения» - странного гипнотизирующего процесса…  

 

- «Это примерно похоже - как едешь промозглой полярной ночью в стылый норильский аэропорт «Алыкель» и фары вырывают у тьмы кусок зимней трассы… А через неё низко и   перпендикулярно твоему взгляду плывёт густая снежная позёмка. Так вот иногда наступает момент, когда этот завораживающий поток усиливается и занимает всю полосу электрического света и увиденное глазами порождает  отчётливое чувство, что ты двигаешься совсем не вперед, а медленно, под стать этой белой реке, перемещаешься в сторону по горизонтали…

 

Мгновенно начинает «сосать под ложечкой» и нога непроизвольно отпускает педаль акселератора, чтобы вынырнуть из этого наваждения…»

 

Вот и сейчас, когда логические пространственные связи стали размываться сырым налётом различимого на ощупь тумана — над «Сибиряком» появилась небольшая радуга… И она была абсолютно БЕЛАЯ!…  Её волшебный ореол довольно долго оставался с нами, вселяя в затаившие дыхание души радость и восхищение…

 

Жаль, но солнышко, постепенно нагревающее земную атмосферу, вскоре вступило в свои законные права и дымчатая байкальская марь нехотя растворилась, возвращая окружающему нас миру привычные облик и очертания…

 

Затем была краткая остановка на кордоне Елохин. 

 

 

 («Шаман», «Сибиряк» и «Татьяна»)

 

 

 

(когда-то был медведем)

 

Горы Байкальского хребта полукругом окружали его, создавая неповторимую пейзажную композицию. У егеря повезло недорого купить копчёного омуля, который был моментально съеден под прохладное пиво и в нашу картину сердечных впечатлений, добавилось пара ярких и красочных мазков...

 

На берегу был обнаружен кусок нерастаявшего прозрачного льда, и его малую часть я захватил с собой и положил в морозилку. Сегодня вечером благородный шотландский виски будет дополнен не менее породистым и прозрачным ледком.

 

Позже мы ненадолго подошли к речке Ледяная и поснимали микроводопады студеной воды и десантировались на огромную снежно-ледовую громадину, некоторые в купальных костюмах запечатлели себя на фоне величественных скал и белёсом покрове последнего весеннего снега.

 

 

 

 (Барсик)

 

 

 

Все были всыпавшиеся и расслабленные. Запомнился короткий диалог капитана, копошившегося в фортпиге (тесном носовом отсеке, скрывающем якорные цепи) и нашего гида Ромы:

 

- Анатолий Иваныч, может тебе помочь чего-то нужно?..

 

- Да что ты Роман Андреич, тут одному то делать не хрен, а ты ещё и помогать мне надумал...

 

***
 

 

 После многочасового перехода мы стали подходить к бухте Аяя. 

 

 

 

 

 

Лично для меня это местечко особо знаменательно - из всех четырёх своих экспедиций, участником которых я был, ещё ни разу сюда не попадал. То погода не пускала, то льды. А теперь мы добрались. Губа Аяя напоминала форму подковы, которая открытым концом естественно расположена к Байкалу, по сторонам её венчали две равновысоких горы, поросшие лесом, а в глубине открывалась изогнутая полоса песчаного пляжа. К всеобщему изумлению нас встречали сотни голов торчащих из воды нерп. Глядя на них в бинокль, создавалось ощущение, что по глади воды кто-то щедро рассыпал семечки, которые - то всплывали, то тонули. Близко любопытные животные не подплывали, но через оптические приборы видно их было замечательно.

 

Ужинали прямо на корме за большим столом. 

 

 

 

 

 

Смаковали свежеприготовленный сагудай и конечно «бурханили». В добавление ко всем сказанным словам, Саша Леснянский поведал нам тост на все случаи жизни, звучавший скороговоркой:

 

- «Нудаподихули»…

 

 И когда капитаны сомневались, что к берегу удастся подойти для спуска трапа из-за малого уровня воды в бухте, мы дружно сказали эту запоминающуюся тираду и выпили.  Теплоходы разделились, тыркаясь в разные концы залива и к всеобщей радости место швартовки скоро было найдено и мы соскочили на берег.

 

 

 

 

 

Крупные и массивные валуны там соседствовали с зернистым светло - коричневым песочком, а полоска пляжа тянулась метров на пятьсот. Ни единой души и тихо как то даже неестественно. Шатаясь по берегу, я нашел себе выструганный брошенный посох и решил, что завтра он очень пригодится в пешем переходе до озера Фролиха, расположенного в восьми с половиной километрах отсюда...

 

 

 

 

***

 

 

Всю ночь снились странные и пугающие сны. Я загонял каких-то детей на корабли и в дома, потому что по берегу ходила медведица с двумя медвежатами.

По утру пришла наша сопровождающая Анна дабы выяснить - кто пойдёт к далёкому озеру и промеж делом добавила, что на «Сибиряке» два человека отказались идти, сказав, что у них «плохое предчувствие». Во мне отчётливо закопошились ночные страхи и я тоже как-то засомневался.

 

Мы с любимой даже кинули монетку и она показала отрицательный ответ. Я вышел на палубу и втянул свежий утренний воздух с мыслями о том, как долго сюда стоило стремиться и потом остаться на корабле. В этот момент я увидел, найденный вчера, деревянный посох, и последняя нерешительность отпала сама собой. Собрались за пять минут и выдвинулись вместе со всеми...

 

Выход сопровождался шутками и прибаутками по поводу нашего поведения в случае встречи с хозяином тайги. Фотографы говорили, что в этот момент не надо забывать улыбаться, так как идёт процесс съемки. Бывалые туристы вещали, что в Африке надо вымазаться дерьмом слона, чтобы при ночёвке в саванне тебя не сожрали ночью голодные леопарды, ну и соответственно предлагали различные варианты в привязке к нашей ситуации. Однако, тем не менее, все построились цепочкой и с интервалом в пару метров двинулись на Фролиху. Из оружия у нас были голосовые связки и три фальшвеера.

 

Тропа была не особо сложной, но имела и спуски и подъёмы, наш путь местами преграждали поваленные деревья и болотистые перелески, на которых были сделаны подобия деревянных тротуаров. В одном переходе тропу разрезала настоящая каменная река — видимо какой-то давнишний обвал, 

 

 


 

и пришлось попрыгать по каменюгам в выборе более удачного пути. Брусники и смородины было море, но ягод конечно не наблюдалось. 

 

 

 


  (вот такая коряга встретилась по пути) 

 

 

К  середине пути начали снимать с себя клещей, по три -  четыре за раз. И надо отметить, что с появлением этих мерзких созданий про медведей все напрочь забыли. Особенно когда был укушен наш оператор Паша. Все стали яростно проверять себя и осматривать друг друга. Клещей было много. Мне никогда не доводилось видеть их на себе, но в этот раз я обнаружил три экземпляра на штанинах и был очень удивлён. Ведь перед выходом все брызгались антиклещевыми репеллентами и мазались растёртыми в ладони муравьями — злейшими врагами клещей. Всё оказывается было тщетно. Этих тварей ничего не пугало.

 

Мне сразу вспомнился 2009 год, когда в Чивыркуе нашего спутника и телевизионщика Димку укусили сразу два клеща. Мысль была очень простая — сегодня и тогда укусили оператора — чем же так приглянулись они этим поганым насекомым? Статистика какая-то непонятная, но всё-таки упрямая. Но Димка и по сей день - жив и здоров, даст Бог и на этот раз всё обойдётся...

 

Вот так, с остановками на осмотр мы и дошли до Фролихи — озеру имеющему форму птицы, расправившей крылья на взмахе. Чудесное и уединенное местечко — тайга подступает вплотную к берегам, но имеет удобные для стоянки поляны, вода холодная, чистая и очень приятная на вкус. За кронами деревьев открывается вид на белоснежные горы Баргузинского хребта. 

 

 

 

 

На озере сварили прекрасный суп с картошкой и тушенкой 

 

 

 

 

и запечатлели красоты на цифровые камеры. Здесь надо бы конечно пожить хотя бы пару деньков и разведать лесные стёжки — дорожки, но суждено было возвращаться назад.

 

Аня сказала, что летом тут просто проходной двор и отбоя от посетителей нет ни днём ни ночью. Фролихинский заказник не является заповедником, но рыбу ловить всё же запрещено. А вот отдыхать и посещать его территорию — всегда пожалуйста. В период нашего пребывания здесь ни одного человека мы не встретили. Начало сезона, что и говорить...

 

Вернулись гораздо быстрее, чем пришли. Со словами благодарности я оставил посох на том же месте где и нашёл — сгодится для будущих путников...

На кораблях поужинали и позвонили домой по спутниковому телефону. Дедушка в очередной раз удивил сообщением того, что в момент звонка, наша доча сказала «Папа» и на том конце трубки оказался действительно я. И это при том, что мама долго пытавшаяся дозвониться не смогла этого сделать, а через десять минут мне свезло. Связь с нашей Байкалочкой всё же была - нематериальная  и феноменальная.

 

Немного порассуждав на эту загадочную тему мы отправились спать, так как поход нас несколько утомил. В ночи в каюте, что-то периодически неярко вспыхивало, причём мы так и не смогли понять что это — все приборы были отключены. Позже кто-то мерно постукивал по борту нашего корабля, создавая лёгкое глуховатое эхо. Аяя оказалась очаровательной, но очень странной страничкой путешествия...

 

 

 

 

Ночевали здесь же. Особо увлечённые ребята собрались в пять часов сходить поснимать нерпу поближе. Отход планировался на восемь утра...

 

 

 

 

Во втором часу ночи, когда уже наступило долгожданное календарное лето, я неожиданно проснулся и, кутаясь в одеяло, понял, что очень хочу пить. Любимая, находящаяся в глубокой фазе сна человека, недавно отмахавшего практически на одном дыхании семнадцать километров тут же выдала на гора абсолютно чёткую фразу:

 

  - «Воды?!. Можете набрать прямо из Байкала»... Как говорится -  Без комментариев...

 

 

***

 

 

2006 год от Р.Х… Рассвет… 

 

Просыпающееся и туманное утро…

Лодочка бесшумно перемещается по стеклянной поверхности воды с очень нежными всплесками вёсел…

 

Полнейшая природная идиллия заповедных мест пронизана прохладным,  едва уловимым бризом…

 

Буйки из пластиковых бутылок указывают местоположение рыбацкой сети, в которой в обязательном порядке уже запуталось пара десятков жирных омулей…

Борис поднимает со дна моторки железную кружку и зачерпывает забортной воды. После чего вглядывается в нее и машинально нюхает…

- «Ста-ас… А её прямо так пить можно?...»

 

Командор нарочито сосредоточенно поправляет очки на носу и, вглядываясь в молочно-ватное пространство по фарватеру, произносит:

- «Ты чего? Дурак, что ли?..  Конечно, можно… Это ж Байкал…»


 

 

  

 

*** 

 

Следующий день сулил нам свидание с одной из байкальских жемчужин — Хакусами. Название это якобы имеет   эвенкийские корни — от слова «акуши» - горячий, или от «хаку» - жара…

 

 

 

Одноименная губа - это обширный песчаный пляж, который плавно перетекает в густой хвойный лес. Здесь находится знаменитая водолечебница типа «спа - курорта а ля Рус»…

 

Сами горячие минеральные источники располагаются недалеко от берега, и мы прошли это расстояние минут за десять, наслаждаясь живописным кедрачом и лиственницей, а также вязкими таёжными ароматами и насыщенным целебным воздухом. Место это по внутренним ощущениям заряжено особой энергетикой. А окружающая его тайга не выглядит суровой и непроходимой и изобилует  можжевельником и карликовыми березами, а также многообразием цветов и трав, вписанных в Красную книгу.

 

На сказочной и уютной полянке располагались вместительные купели под открытым небом, дающие возможность полноценного единения с матушкой природой. 

 

 

  

А в левом дальнем конце этой маленькой долины, прямо из-под скалы, бурлящим и клокочущим потоком, бьёт естественный и горячий ключ.

 

 

 

Под его обжигающим душем может полежать не всякий, поскольку температура воды в нём по ощущениям приближается градусам к шестидесяти. Но эту бодрящую процедуру мы с честью и решимостью прошли несколько раз — покряхтывая и даже иногда покрикивая от несказанного удовольствия…

 

Потом сидя на белом песке пляжа, мы моментально почувствовали пришедшую в тело расслабленность и навалившийся на ресницы ватный убаюкивающий груз полуденной дремоты…

 

Хакусы подарили состояние покоя и тепла… И в который раз примечательным и необычным было полное отсутствие вездесущих «хомо-сапиенс» - такая неотъемлемая и прелестная черта самого начала туристической поры на Байкале.

 

В эти минуты просто теряешься в душевных мечтаниях и постоянном «релаксе», забывая о всём и вся, затирая ненужные файлы сознания при помощи доступных земных стихий, сконцентрированных в этой завораживающей части планеты…


 

 

 

 

***

 

 

2008 год от Р.Х… Утро…

 

 

Стоянка была недолгой… Размяли ножки… Прошлись по берегу… Пособирали волшебные камешки…

Солнечно… Бездельно… Благостно…

По левому борту «Татьяны», повалившись на леер и погрузившись в свои, видимо, глубокие философские думы - отрешенно стоит Человек…

Весь его лик исполнен гранью восторга с безразличием, а в его мимолетной улыбке «а-ля Мона Лиза» - помесь похмелья, с признаками прикосновения к счастью людскому.

- «Старичок… Ты как?...»

- «А?...»

- «Ты как, говорю, старик?...»

- «А-а-а… Ты знаешь… Всё помню… Как жил… Как работал… Какие акции покупал… Какие продавал… Почём покупал и продавал тоже помню…

Но на хрена я всё это делал — НЕ ПОНИМАЮ…»

Звонко отворяется дверь камбуза и звякает о корпус кабины… Лоснящееся от кухонного жара лицо кока вмиг вселяет в присутствующих утерянный было динамизм…

- Кушать подано друзья!!! Уха получилась — объедение!!!…


 *** 

 

 


  

Вторая половина дня открыла нам ворота Баргузинского биосферного заповедника, которому через три года исполнится 100 лет, находящегося под защитой «Юнеско» и оберегаемого строгими, но приятными в общении егерями.

Прибыли в Давшу…

 

  

 

Воспользовавшись удобным моментом, мы улизнули от общей группы наших соратников, когда одна их часть с вооруженным карабином сотрудником кордона ушла на экскурсию, а остальные готовились их сменить и не покидали тридцатиметровой зоны вблизи кораблей — дабы успеть добежать до палубы в случае неожиданного визита безраздельного хозяина этих берегов — бурого медведя…

 

Мы же короткими перебежками, оглядывая близлежащие лесные массивы и опушки добрались до ветхого неприметного строения на окраине поселка. Там находится ещё один минеральный источник, о котором знают только местные жители и некоторые гости Давши…

На доме нас встретила красноречивая надпись — «Источник находится в аварийном состоянии. Купание запрещено»…

 

Но мы же люди русские и естественно как-то засомневались. Тем более столько летели на самолёте, ехали на машине и шли на корабле, рисковали быть сожранными медведями, в конце концов. И на тебе — запрещено… А если очень — очень хочется, но нельзя, то может быть всё таки немножко можно - можно? А?

 

Тук - тук - тук…

 

И тут же из дверей выплыла распаренная молодая бурятка с полотенцем на шее и признаками приёма благотворных водных процедур, оказавшаяся сотрудницей метеостанции…

 

Спросив у нее разрешения? мы получили категорический отказ и как это не смешно — не нашлись ничего оригинальнее как предложили ей заплатить (а магазины в Давше отсутствуют в принципе). На что она естественно сообщила, что денег ей совершенно не надо, но через минуту неожиданно сменила гнев на милость и изрекла: «Если вам на голову упадёт потолок, то я вас не видела». После чего двинула по своим делам…

 

Байкальские духи пропустили нас на источник, где мы приняли пахучую тёплую ванну и в благодарность оставили там несколько конфет и сигареты. На теплоходы вернулись как ни в чём не бывало и сидя на разломанном льдами причале Давши аристократично опустошили бутылочку шампанского «брют» за то, что посчастливилось нам ещё раз побывать в этом уютном уголке …

 

После разговора с этой женщиной, воспитанной в бурятских традициях и верованиях, я осознал причину перемены её настроения. Поначалу, неожиданно встретив нас, она автоматически выдала общую фразу о недопустимости посещения купели, но потом внутри неё скорей всего всплыло понимание того, что источник её не принадлежит, и распоряжаться им она не может и не имеет права, а уж гневить духов в данной ситуации было совершенно неуместно…

 

 

(одно из елочных семейств Давши)

 

 

(дорога к хребту)

 

 

(Светик на мостике через болотце)

 

 

(Давша)

 

***

  

2010 год от Р.Х… День… 

 

 

Никто особо и подумать не мог - как легко наша экспедиция может превратиться из догоняющей лёд - в ледокольную. 
 

 

  

Мы воткнулись в непроходимые торосы и встали в районе Ушканьих островов прямо посреди белых холодных полей. 

 

 

 

 

В бинокли хорошо просматривались юркие и любопытные нерпы, находящиеся естественно на существенном удалении…

 

Воздух был в большом плюсе… Около двадцати градусов по Цельсию…

 

 

 

 

 

Из кормовой каюты очень неторопливо показался пассажир по неуверенным движениям которого уже и так было видно, что он в тоже плюсе… Однако для него  - этот математический знак был в районе сорока градусов…

- «А чего стоим… А?...»

 - «Так всё дорогой… Кораблик дальше не идёт… Ветер изменился…  Жить теперь  будем туточки…»

- «Ка-а-ак?... А озеро Фролиха? А бухта Аяя? А Давша?...»

- «Ну так сейчас… МЧС вызовем и с ними отдельно договоришься и слетаешь»…

Неожиданный форс-мажор дал нам прекрасную возможность насладиться незабываемым коктейлем:

— Свежий светло-голубоватый тоник иркутского неба… Ослепительный сочный лимон майского солнца… Крупный  игольчатый шуршащий байкальский лёд… Ну а терпкий «Gin Gordon`s» конечно был внутри всех нас…

 

 

 

 

 

Ночевали прямо так… Глубина прозрачной как роса воды под нами была многие сотни метров… Чёрно-синий небосвод не сводил с нас своих звёздочек — глаз… С кораблей раздавалось нестройное — «Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»! Пощады никто не желает!»…

 

 

***

 

 

В бухту Змеиная, расположенную во всегда спокойном и благодатном Чивыркуйском заливе, мы прибыли глубокой ночью. Когда о нос корабля заскрежетали разбуженные днищем камни, я вышмыгнул наверх и немного полюбовался ночным пейзажем - черной недвижимой водой залива, разделённого напополам лунной дорожкой, отражающей крупные точки светил в бездонном нависающем космосе…

 

«Змеинка» - это наверняка одна из самых известных бухт Чивыркуя, благодаря почти вечному штилю и своим лечебным горячим источникам.

Здесь есть всё, что необходимо для отдыха — и лес и пляж, и купели и рыбалка. Плюс ко всему источники разливаются и под воду бухты, так что купание в ней так же замечательно сказывается на здоровье её посетителей.


 

 

 

(швартовка в бухте)

 

 

 

 

Деревянные «ванны-срубы» открыты для всех круглый год и ярко припахивают сероводородом, а вода в них мягкая и даже какая-то скользкая, но горячая и очень полезная.

И уж очень нам захотелось добраться сюда как-нибудь зимой на квадроцикле или снегоходе и залезть в обжигающий источник, когда земля вокруг него не замерзает и растворяет падающий на неё пушистый снег…

Летом здесь наплыв туристов. А мы в течение следующего дня смогли единолично и нераздельно предаваться лечебным погружениям, даже рискуя немного переборщить с этим делом…

К вечеру корабли разделились и мы на «Татьяне» отправились в рыбацкий посёлок Курбулик — купить вяленой рыбы, пива, и конечно же встретить Станислава Леника 

 

 

 

— автора и идейного вдохновителя нашего ежегодного похода. 

   

Командор нашел пару свободных деньков в своём напряженном рабочем графике, чтобы присоединится к нам и тоже немного отвлечься от насущных дел…

Но в  Курбулике нас ждала и очередная маленькая радость — с берега нашим взорам открылось ещё одно природное чудо. Там вдалеке, на фоне тихой и гладкой воды, в фиолетово — розовом мороке закатного солнечного света — разместилось маленькое озерцо, окруженное темнеющей камышовой полосой, а за ним едва виднелись мерцающие синеватые горы…

Это был тот самый знаменитый байкальский мираж, когда ты видишь часть какого-то параллельного мира, чувствуешь его душой и любуешься взглядом, зачарованный его неожиданной прелестью. Он баловал нас около трёх часов, а потом медленно развеялся, словно ничего и не было на границе ровного материкового горизонта…

Такой приятный был нам подарок…

Курбулик, по моему мнению, место абсолютно уникальное и несколько оторванное от цивилизации — ему больше ста лет и его население в основном состоит из местных родившихся и выросших здесь людей.

Раньше тут работало несколько рыбзаводов, а теперь частный вылов рыбы и приёмщики-оптовики,  переправляющие её на прилавки и столы бурятов да иркутян…

А рыбы здесь много - и омуль - и ленок - и хариус - и щука, а в отдельных бухтах с обилием травы и водорослей водится даже язь и крупный окунь…

 

 (спасибо за щучек!)


 

А летом как не искупаться, если холодная вода Байкала в близлежащих бухточках прогревается иногда и выше  20 градусов…

Убивая время, мы приобрели вкуснейшей сыровяленой рыбёшки и даже познакомились с одним местным жителем — самородком с хитрыми глазами и брежневскими бровями, восседавшим на скамейке возле своего дома и смолящим ядрёную папиросу «беломора»…

Это был Савин Михаил Дмитриевич.

Наш спутник - Боря Слепнёв с профессионализмом бывалого газетного репортёра побеседовал со старожилом в нашем присутствии…

 

 

 

 

-   А сколько Вам годков то дедушка?

-  Семьдесят пять… 

  А долго Вы здесь в посёлке живете?

- Дак семьдесят пять и живу — мимолётно улыбаясь отвечал ему ветеран…

 

И немного поведал он нам о биографии своей - что и рыбачил всю сознательную жизнь, и жену взял из местных и на пенсию от курбуликской рыбной артели вышел. Хотели присвоить ему за усердие «Героя социалистического труда», однако Михаил Дмитриевич отказался — сославшись на то, что рыбу ловил для людей и для себя, по мере своих сил и возможностей, столько — сколько в состоянии был добыть — «Так за что же мне, говорит, его было давать коли это моя обычная ежедневная работа?»…

 

Вот так и не принял этот простой рыбацкий труженик из Курбулика высокой государственной награды Советского союза. Дай Бог ему долгих лет и крепкого сибирского здоровья!

 

***

 

 

 

 

 

Вечерний приезд Стаса внёс свежую струю в наши «устаканившиеся будни» в коих мы уже забыли о минутах и часах, а только примерно ориентировались по завтракам, обедам и ужинам…

 

С хохотом и высокоградусным энтузиазмом из раза в раз мы повторяли полюбившуюся всем фразу, привнесенную в экспедиционный обиход всё тем же неунывающим и жизнерадостным Борисом:

 

- «А что мы никогда не посидим?... Не выпьем?...»

 

Произносить её следует с философским видом, медленно чеканя каждое слово мимолётными и скоротечными паузами в интонации, с обязательной улыбкой на беззаботном лице…

 

***

 

2009 год от Р.Х… Вечер… 

 

 

Насыщенный кислородом воздух перемешан с мелкой моросью взлетающих брызг из-под носа «Сибиряка», уверенно разрезающего свинцовые волны в переходе в бухту Заворотную. Налетающие со всех сторон воздушные потоки заставляют щурить глаза, ёжится и невпопад подергивать плечами и головой…

Рядом с кают-компанией стоит Командор, по обыкновению одетый в свой неизменный и всепогодный наряд — сланцы, флисовая толстовка и шорты. Он целеустремленно и вместе с тем иронично всматривается в пейзаж и очень изящно курит…

 

Вынырнувшая из каюты корреспондентка ВГТРК, продефилировав по корме, подплывает к Командору и, стараясь перекричать ветер, мотор и волны, тянется снизу вверх к его улыбающемуся лицу:

 

- «Станислав Евгенич!!! Вы обещали дать интервью!!! Когда будем записывать?! Надо же ещё подготовиться….»

- «К интервью я готов всегда! Какие проблемы… Но писАть будем только когда я буду совершенно трезв конечно же…»

- «А это когда, Станислав Евгенич?!...»

- «Ну… Я так думаю, с шести тридцати до семи утра примерно… »

 

Капитан выдает протяжный приветственный прононс сирены — «Подходим к пункту назначения…»

 

***

 

 

Ну а мы добрались до еще одного заповедника, коих здесь имеется несколько… Но этот один из самых замечательных, поскольку находится на островах и является  местом основного присутствия байкальской нерпы — мы на Ушканьих островах…

 

 

 

 

Со слов нашей сопровождающей Ани название своё они  получили от слова "ушкан" - так в Сибири раньше называли зайцев. Однако «косые» здесь не обитали, а наименование пришло с северных земель, где поморы тюленей именовали морскими зайцами.

 

Как всегда нас встречает старожил этих мест, главный смотритель и хранитель Ушканов — Юрий Будеев… Уже четверть века этот слабоменяющийся внешне человек несет на островах нелёгкую службу, становясь в межсезонье настоящим робинзоном, вместе с женой и взрослым сыном, который пошел по его стопам…

Несколько приветственных слов и небольшой натуральный обмен — капитаны ему горючего, а он нам свежепойманной рыбки — хариуса и омуля.

 

Никому об этом не говорите, но когда нельзя, но очень хочется то — можно… И в каждом правиле возможно сделать исключения. Посещение архипелага с 2011 года было под запретом, но ввиду начала навигационного сезона и отсутствия потенциальных свидетелей, нам, как завсегдатаям, разрешили небольшую короткую прощальную экскурсию на остров. Сходить с деревянного тротуара и лесной тропы было нельзя, а из специальных замаскированных укрытий повезло наблюдать и фотографировать нерпу в её естественной среде обитания. 

 

 

 

 

Вероятно, своими ногами мы прошлись по этой земле действительно в последний раз…

 

Вообще острова эти - поистине настоящий, дикий, и заповедный Байкал. Красота их природы потрясающа. Встречаются эндемики, которые можно увидеть только здесь - береза с черной корой, сосна с загадочными извилистыми формами ствола и нередко напоминающая бутылку, имеющая соответствующее прозвище — «бутылочное дерево». Мало того, многие эти величавые растения являются долгожителями с  возрастом, достигающим три сотни лет…

А какие на Ушканах муравейники — большие и маленькие, варьирующиеся по цвету и форме, тысячами разбросанные по отрезанным от суетливого мира островам.

Короче райское место с первозданным видом своей флоры и фауны…

 

На ночевку определились на рейде возле Большого Ушканьего острова с видом на белокаменный пляж и небольшое скальное образование — «Слоник», поразительно напоминающее данное животное, склонившее массивную голову в вечном поклоне седому Байкалу. 

 

 

 

 

До этого мы конечно же не упустили возможности почувствовать себя индусами и взобрались на его спину с высоты которой, мечтательно перебирали глазами все изгибы и неровности спокойного и живописного пейзажа…

 

За ужином, на нашу историю со свечением в каюте в бухте Аяя, Командор рассказал о двух случаях необъяснимых световых проявлений, с которыми ему довелось самому лично столкнуться:

 

- «В первый раз они с товарищем в вечернее сумеречное время шли на небольшой лодке, на стороне бурятского берега и неожиданно увидели значительный светящийся шар, который появился и мерцал в районе горы над печально знаменитым мысом Рытый. Но видеть его пришлось совсем считанные секунды, после чего этот объект с огромной невероятной скоростью, прерывая законы физики и границы воображения, ушел вертикально вверх и скрылся за свинцовыми облаками…

- Другой же случай произошел со Стасом непосредственно в районе входа в Чивыркуйский залив, когда Командор вышел покурить на палубу и привычно облокотился на леер и принял удобную расслабленную позу… Тут он сразу отметил, что по всему периметру теплохода под его днищем, не выступая за контуры корпуса, находится огромное светящееся пятно, желтоватого цвета, как от множества электрических лампочек, сконцентрированных в одном месте и плотно соединённых между собой. Стас автоматически перегнулся через борт, пытаясь вглядеться в странную субстанцию, и не прошло мгновения, как эта вытянутая сфера с реактивным ускорением бесшумно ушла вперед и исчезла в глубине байкальской стальной воды»…

 

Вот и думай теперь на досуге о сокрытых от нашего понимания проявлениях неведомой и мощной силы, существующей по соседству и иногда попадающей в поле зрения совершенно разных людей, как местных «аборигенов», так и приезжих «дикарей — туристов».

 

***

 

 

На день другой мы перескакивали Байкал наискосок — от Ушканьих остров к Малому морю. Вечером планировалось посещение  поселка Хужир и скалы «Шаманка», а также возможно острова Огой на котором располагалась буддийская ступа «Просветления».

Движение корабля было уже более чем укачивающее. Находясь в носовой каюте, особенно болезненно воспринимаешь встречную волну. Выползая снизу в кают-компанию я отметил, что все сидят и дуют горький чай, пытаясь спастись от качки - когда вокруг есть на чем остановить взгляд — сразу становится немного легче.

Не знаю как кто, а мне проще переносить морское волнение во сне и, позавтракав, я отключился до самого Ольхона...

 

***

 

 

2007 год от Р.Х… Закат…

 

 

 

Вальяжный и статный «Михаил Труфанов», еще пятнадцать минут назад скакавший по огромным волнам с белыми барашками при входе в залив, уже плавно и гордо швартуется в Чивыркуе…

Два серых от качки пассажира стоят на просторной корме и одними глазами следят за ненасытными чайками, пикирующими на взбудораженную гребными винтами воду…

- «Слышь Бенуа… А как вы французы называете Байкал?»…

- «Лю ляк Байкаль…»

- «Какая такая ещё люляка?…»

- «Озеро… Лю ляк - это озеро ля франсэ…»

- «Не-е-е-е, Наполеон… Люляка это не серьёзно… Байкал — это море, понял… Священное море Байкал…»

- «Тогда я думать - Ля мэр Сэнто Байкаль…»

- «Во-о-от… Это уже звучит дорогой… Запомни… Пойдём - ка щелканём по маленькой за него…»

- «Требьян, Василич..»

- «Пошли — пошли…  Де Голь… Я тебе ещё не всю Бородинскую битву рассказал…»

- «Оу мон Дью… » (фр. - о Боже мой…)

***

 

 

Спокойный и ровный ход теплохода в момент выхода из сна говорил только о том, что мы уже приближаемся и идём по проливу...

Мы выбрались наверх и в бинокль могли уже рассмотреть место нашей грядущей остановки, которая очень скоро и случилась в изголовье Сарайского пляжа у мыса Бурхан...

 

 

 

 

Мы решили не ходить в музей вместе со всеми, а отправились в местный храм «Иконы Божьей матери - Державной», выстроенный на краю высокого хужирского берега с чудесным видом на Малое море...

 

 

 

 

История храма началась с одной из жительниц города Иркутска, которая  потеряла своего мужа. Вдове во сне явилась Матерь Божья и сказала, что та должна продать свою квартиру в городе и купить дом на Ольхоне, а на остальные деньги начать строить эту церковь. С этим рассказом она и пришла к батюшке. В самом начале эта идея показалась малоперспективной, так как на бурятской земле очень сильны национальные и языческие религиозные культы. И соответственно строительство православного храма здесь уже само по себе было чем-то из ряда вон выходящим. Но тем не менее нашлись люди, поддержавшие это начинание и за шесть лет была возведена эта уютная и небольшая церковь.

 

 

 

 

Придя к ней, мы также увидели на горе современную огороженную детскую площадку. Вид с неё конечно был отменный — вот так сидишь с ребёнком и глаз твой отдыхает на Байкальских просторах...

 

 

 

 

Двери храма были закрыты на маленькую дощечку, а изнутри доносились звуки красивых церковных песнопений. Обойдя здание, я нашел ключника и получил разрешение войти. Никто нас не сопровождал и не тревожил, и мы в совершенном одиночестве смогли спокойно помолиться и посидеть в необычайной красоты внутреннем убранстве храма. Особенно запомнились две огромные иконы, написанные на противоположных стенах. С одной стороны - Святые Царственные Страстотерпцы (семья убиенного царя Николая II), что меня прямо скажем поразило. Не прошло и месяца с тех пор как я вернулся из командировки в Екатеринбург, где посещал и монастырь в Ганиной яме и Храм на крови и конечно же молился у этой самой иконы. А теперь мы встретились и на Байкале. Пути Господни, как говорится, неисповедимы…

 

 

С другой стены на нас смотрел потрясающий по красоте величавый лик Богородицы, стоявшей на острове Ольхон над Байкалом, а у её ног красовался тот самый храм в котором мы сидели вдвоём с любимой и наслаждались пением псалмов. Денег с собой не было, но очень хотелось поставить свечу и как по мановению чьей-то невидимой руки в кармане у Светлячка нашлись двадцать, невесть откуда взявшихся рублей и мы исполнили своё желание...

С тех пор как я начал приезжать на Байкал во мне крепла внутренняя уверенность в том, что на земле есть такие места, где Бог находится очень близко и может слышать Ваши молитвы. Так вот Байкал — это несомненно одно из них. А если наше предназначение в этой жизни найти  в себе путь к Богу, то он, в том числе лежит и через воды этого Священного и славного моря…

 

 

 

 

На обратном пути встретили много иностранных туристов, которые с удивлением наблюдали, как мы спокойно разделись на песочке Сарайского пляжа и искупались в ледяной и чистой воде...

Дело двигалось к закату...

 

 

 

***

 

 

В восемь часов утра поднялись с благостными воспоминаниями о вчерашнем вечере:

«После поедания на дружном пикнике бесподобных шашлыков и поздравления с днем рождения нашего спутника Сергея Медведчикова, 

 

 

 

 

как только стемнело, пассажиры всех теплоходов организованно высыпали на берег ольхонской бухты и приготовились к запуску «шаров - желания». 

 

 

 

 

В разноцветных мини воздушных шариках поджигались специальные пластинки и по мере нагревания воздуха, шуршащие бумажные ёмкости приобретали форму и расширялись, постепенно теряя вес в наших руках. Мы плавно отпускали их в темнеющее байкальское небо и они неровным строем уходили вверх, постепенно становясь маленькими звёздочками и затем таяли в темноте. Мы с любимой не загадывали никаких желаний, а просто высказали слова благодарности за возможность ещё раз побывать здесь и всё увидеть своими глазами»...

 

 

 

 

 

 

И вот уже новый день открывал нам слегка пасмурное утреннее небо и бледные, пробивающиеся через пелену солнечные лучи. Отшвартовались и вскоре прибыли на остров Огой.

Мягкий свет освещал возвышающуюся над заливом буддийскую ступу. 

 

 


 

Как ни странно, но человеком, который положил начало для её строительства, тоже была одна из жительниц Иркутска. Внутрь ступы были помещены буддийские свитки со священными текстами, а  освещать сооружение приезжал местный Лама.

 

Отдав дань уважения всё же чуждой для нас культуре, труду увлеченных паломников и красоте острова мы посидели на вершине и прошли несколько кругов вокруг ступы. Буддисты считают, что для просветления необходимо пройти 108 кругов, постоянно читая мантры. Мы конечно решили обойтись без такого усердия...

 

 

 

 

 

 

 

 

Одним из наших спутников был пожилой представитель эпатажного московского шоу-бизнеса, которого звали «Барсик». По своему обыкновению он громко разговаривал, находясь возле ступы, и очень скользко шутил. Но потом я как то потерял его из виду и не мог лицезреть то, о чём он рассказал мне в автобусе уже потом при возвращении в Иркутск:

 

- «С его слов, ему так сдавило сердце невидимой, но крепкой рукой, что дышать он мог маленькими урывками и кое-как доковылял до кровати, повторяя про себя только одно — «Я всё понял… Я всё понял…  Я всё понял…»

 

Так что, друзья-туристы. Забывать о том, что вы находитесь в гостях, здесь никогда не следует…

 

После Огоя посетили Баракчин - ещё один остров с захоронениями шаманов и мы, зная дурную славу подобных мест на Байкале, на берег опять же сходить не стали.

 

Однако к большому нашему сожалению, это не помогло...

 

 

Остров знаменит ещё тем, что зовут его иногда Чаечный, так как гнездится их здесь великое множество - буквально через каждые 10 сантиметров. Кто-то невзначай наступил на гнездо, кто-то гонял едва вылупившегося птенчика, видимо заставляя его позировать - ведь нужно сделать оригинальный снимок и всем его показать… Кто-то собирал камни там, где их собирать категорически нельзя.

 

В общем — вели себя неподобающе…

Отчалив от этого дивного и запретного места, смотря в глаза встревоженным чайкам, уверенно решили взять курс на бухту Сенная…

Но как выяснилось - тщетно…Через четверть часа в наши грандиозные планы были внесены существенные коррективы…
 

 

 

 

 

(начало...)

 

 


 

  

Небо показало нам свой оскал. Тучи, как огромные чёрные валуны стали сжимать тиски небосвода и воды, которая была  пугающего цвета — эдакого маренго с матовым ртутным. И   всё это связывалось и стягивалось разрядами жёлтых молний. Вмиг Байкал стал угрюмым и  суровым. Двухметровые волны, прежде сиявшие необыкновенно прозрачным светом, стали тёмным его отражением. Казалось, небо и море задавят друг друга, соответственно расплющив наши бумажные кораблики, беспомощно барахтающиеся в своих мыслях и поступках… Скрежет цепей, хлопки налетающих валов, падающая посуда, и над всем этим - пронзительный крик одинокой чайки, гнездо которой вероятно и потревожили наши фотографы.

 

Она кружила над нами весь путь, словно ожидая зримой расплаты…  По нам бил грозовой фронт и молнии снова и снова хлестали  плётками по периметру - и в берег и  прямо в воду, а иногда оглушающие раскаты грома врывались в кают-компанию, заставляя особо впечатлительных пассажиров ёжится и бледнеть...

 

Мы сидели внутри наших железных скорлупок, будто невылупившиеся птенцы и, склонив головы, в которые стучались  молитвы и просьбы простить за содеянное этих людей, очень тихо мечтали, что пронесёт нелегкая и вкладывали в это удвоенную энергию и надежду...

 

А отпустило только в Бугульдейке, где мы укрылись и смогли почувствовать под трясущимися ножками твёрдую земельку русскую… 
 

 


 

 

 

Пришло неожиданное, но прозрачное осознание того, что не только жители города на Неве — нашей знаменитой северной столицы, по преданию радуются дождю без ветра… Мы бы пожалуй тоже тогда поприветствовали летящие с небес струи воды и мелкого града, при условии относительного штиля…

За такое избавление «бурханить» было необходимо самым обязательным образом…

На этот раз беда миновала…

 

***

 

Утро пришедшего на смену вчерашней тряске дня было до умиления тихим…

 

Добрались до кордона Прибайкальского национального парка в бухте Сенной как по маслу. 
 

 

 
 

 

Предстоял крайний пеший переход в Песчанку. 
 
 

 

 

Разум нехотя начал улавливать сигналы наступающего окончания экспедиции, они были слабыми и унылыми и сейчас их легко было побороть, взирая на прелестную бирюзовую гладь воды с нависающими над ней покрытыми лесом каменистыми утёсами…
 
 

 


 

 Эта прогулка, по признанию многих бывавших здесь людей, является одним из любимых для всех туристических мероприятий. Тропа очень живописна и уникальна. Она - то теряется ненадолго в лесу, где ты бегаешь взглядом по хвое и листве, торчащим из земли венам корневых систем и пирамидообразным муравейникам — то выносит тебя на скальный обрыв, с которого ты смотришь на всё это природное роскошество,  с огромной высоты птичьего полёта, мысленно обращаясь в птицу, готовую пронзительно закричать от нахлынувших впечатлений…
 

 

  

 

Но здесь же - как очередное немое напоминание о нашей тленности, над одним из вздыбленных каменистых образований, по своей фактуре и цвету напоминающих красноярские «Столбы», нам встретилась одинокая могила окончившего в этих местах свои дни человека…
 
 

 

 

 

В памяти сразу всплыли слова местных жителей — «Байкал  мёртвых не отдаёт…». И этот железный погост на вершине с красной советской звездой, слегка всколыхнул воображение десятками неприятных картинок о гибели людей в этих ледяных водах и мыслью о том, что Священное море стало всем им последним пристанищем, без привычного христианскому духу погребения и ритуала…

 

Контрасты - это тоже один из основных аспектов визуального восприятия здешних мест…

 

 

 

 

 

(в Бабушке)

  

По приходу в бухту Бабушка мы начали встречать первых представителей большого мира. Крепкий молодой парень с оголенным по пояс торсом сидел на обычном офисном стуле прямо у кромки воды в середине огромной песчаной дуги шикарной пустынной бухты. Не отвлекаясь на появление одичавших туристов, он спокойно и деловито беседовал с другим виртуальным гражданином или гражданкой по средством мобильного телефона — устройства от которого нам удалось отвыкнуть и отдохнуть…

 

Ещё один сигнал в мозг — уже более чёткий и различимый — сразу прибавил разговоров о доме, городах и областях, где каждого ждали близкие, работа и сонм задач и проблем…


 

 

***

2011 год от Р.Х… Полночь…

 

 

Мы блаженствуем на пустой терассе с бесподобным видом на Священное море и  звёздное небо...

 

 Кованные столики со стеклянным верхом и плетенная мебель. Чарующий аромат от гриля. Запотевший графинчик «перцовки» и свежезамороженная «расколотка» на куске льда с крупной морской солью по краям глубокого блюда. Горячий и терпкий глинтвейн.

 

 Дочка умиротворённо посапывает в коляске на свежем целебном воздухе…

Ляпота…

 

В книге отзывов и предложений вместе с хорошими чаевыми нами оставлена запись следующего содержания:


 

 

«Запомним этот дивный миг —

ведь повар был в ударе!

Прекрасен нежный в слойке сиг!

Чудесна щука в кляре!


 

 

Копчёный, жареный, солёный —

здесь омуля не мало…

Не прячьте взгляд Ваш удивлённый —

Это дары Байкала…

 

Не бойтесь обстановку поменять

и ощутить, что в этом мире Вы одни…

Себя в пространстве так приятно ощущать —
  Отель «Маяк»… Листвянка… Наши дни…»



 

 

   

("Маяк" - в настоящее время к сожалению на реконструкции)
 
 

 

(сагудай из омуля и расколотка из сига)
 
 

 

(та самая щука в кляре)
 
 

 

(ням-ням) 

 

 

Выпорхнувший из темноты официант ставит на краешек стола блестящий поднос на котором - тарелочка аппетитного «сагудая» соседствует с чёрным бородинским хлебушком, аккуратненькой стопочкой холодной водки и стаканчиком обжигающего ирландского грога…

- « Это Вам - комплимент от повара… Он сказал, что ему никогда ещё не писали стихов… Если Вас не затруднит, вот на этой открытке, подпишите ему ещё раз то же самое на память…»

 

Медленно выпиваю прибывшие пятьдесят грамм и выдыхаю:

- «С большой и человеческой радостью… Шефу и всему персоналу от нас сердечный привет!...»

Я улыбаюсь официанту, супруге и Байкалу и вынимаю из кармана авторучку…

К сожалению — завтра домой…

 

***

Вот и в нынешнем нашем походе наступил прощальный вечер…

 

Мы прошли мимо сверкающей огнями Листвянки,  истока Ангары и одинокого «Шаман - камня» прямо на «Кругобайкальскую железную дорогу», где намеревались провести крайнюю ночь…

 

Чувства были самые противоречивые…

Старались наговориться, поделиться своими эмоциями и обменяться фотографиями…

Аста ла виста Байкал!

 

 

Очень надеемся на встречу в грядущем году…
 

 

***
  

 

Погрузившись в предоставленный транспорт, мы стали удаляться от Батюшки а я, глядя в окно автобуса,  словно удочкой ловил всплывающие в мозгу слова:

- Горная… Баргузин… Верховик… Сарма… Култук… Харахаиха… Покатуха… Шелонник…

 

Это были имена свирепых байкальских Ветров, которые сметая всё на своём пути, переворачивая лодки и поднимая шквалистые волны, выдули из наших голов всё застарелое и ненужное, отрицательное и скверное, лишнее и наносное …

 

Байкал отпустил нас с миром…

 

Миссия «За уходящим льдом — 2012» была выполнена…

 

 

___________

 

 

 

Вместо эпилога… 


 

 

Ну а если — совсем серьёзно, то подводя свои промежуточные итоги к 35-му дню рождения, я понимаю, что в моём случае — по настоящему - всё началось с Байкала. Так что ещё несколькими словами о нём же хотелось бы и закончить…

 

Байкал - это место огромной силы и энергии…

К нему возвращаешься всегда с сердечным трепетом. Здесь исполняются желания и осуществляются мечты.  Именно на нём происходит трансформация вашей личности в положительную сторону, а раненная душа получает своевременное исцеление, позволяющее жить и двигаться дальше…

Я теперь уже никогда не забуду свою знаковую поездку на Священное море…

 

В тот год как-то всё одновременно наваливалось на меня стаями трудностей и неурядиц, цепляясь одно за другое, превращалось в бесконечную череду испытаний для организма. Смешались - и работа, и личная жизнь, и общее внутреннее состояние. Я отчетливо помню приближение даты моего тогдашнего отъезда. Вопрос с отпуском до конца как то не решался, и было не понятно - смогу ли я вырваться. Нервозность и раздражительность стали завсегдатаями моего сердца. Физическое и умственное напряжение превращались в повседневную муку, не имевшую выхода даже во сне. И, в один из каких-то совершенно упаднических моментов, я конкретно и осознанно про себя проговорил:

 

- «Господи… Я так устал… Прошу тебя, предоставь мне возможность уехать на Байкал… Я так хочу отдохнуть и душой и телом… Позволь мне это сделать, пожалуйста»…

И последовавший вскоре визит на эти великие берега, кардинально изменил всю мою жизнь…

Сейчас я трактую подобные метаморфозы не иначе как — попадание на восходящий поток судьбы…

Почувствовать это на себе, вероятно, везёт не многим…

 

Мне повезло…

Но шанс есть у каждого, надо только захотеть…

 

Так однажды и один из моих товарищей провел там  пару свободных недель. После чего сказал: «Да интересно, хорошо и  красиво…» — читай — «как бы нормально отдохнули и тому подобное». Однако через некоторое время его жизненное пространство начало меняться — супруга сообщила ему, что ждёт ребенка, они начали переустраивать свой быт и готовиться к новому своему качеству…

И подобных примеров - множество…

 

Я всегда с желанием и убежденным фанатизмом рассказываю о Байкале, с красочным описанием деталей и эмоциональным надрывом повествования. Я способен уговорить кого хотите его посетить, и делаю это - артистично, уверенно и аргументировано. И ещё сколько угодно раз могу повторить:

«Если вы до сих пор там не были — вы живёте наполовину и пишете черновик своего бытия (а на чистовую потом не получится), то есть - вы лишаете себя возможности изменить свою жизнь»…

 

Перемены — это  отличительная  байкальская  примета,  и они всегда — к лучшему!

 

Миллиард процентов…

 

Шагает размашисто век,
пролетают мгновенья не смело...
Развивает себя человек
и успеть всё пытается сделать...
Всё обдумать, догнать и понять,
в ожидании разных пришествий,
всей голодной душою принять
впечатления от путешествий...
И бывает конечно везёт -
совпадают заветные числа.
И дорога тот час позовёт,
растревожив остывшие мысли...
И укажет звезда на восток,
куда многих до нас увлекала...
И слетит календарный листок,
и коснется он глади Байкала...
И как будто не веришь глазам,
ощущая огромную силу...
Как хотелось бы всем рассказать -
Как вода глубиною манила...
Как сияли огнём небеса,
как бывали закаты чудесны...
И вдали белых гор полоса
отзывалась чарующей песней...
Как дымок сладковатый костра,
нежно струны гитарные трогал,
как заря занималась с утра,
оставляя росу на пороге...
Как штормами ломало причал...
Как качало волнами морскими...
Как слетаются чайки крича,
разгоняя тревоги мирские...
Как волшебны в цвету острова,
в заповедных и тихих заливах...
Как порой не находишь слова,
описать свои чувства не в силах...
Как ветер отрывист и свеж,
он сбивает сонливые тени...
Как становишься полон надежд,
забывая о скуке и лени...
Это очень отчетливый след...
Он в сердцах отпечатался словно...
Это радость от встреч и побед...
Побед над собой безусловно...
Где ещё столько можно познать
и дойти до эмоций накала?!?
Так «СПАСИБО» хотелось сказать -
Всем кто был! И конечно — Байкалу!

  Денис Статуев, участник трех экспедиций  «За уходящим льдом Байкала», Красноярск - Москва.

 

 

 

+7 901 665-71-35, 8 3952 550-464, 533-888, 533-500 - отдел продажи туров на Байкал
info@baikalvisa.ru
 
 
ВНИМАНИЕ! Вся информация, опубликованная на сайте www.baikalvisa.ru, не является публичной офертой. Детали по каждому конкретному туру или услуге уточняйте у менеджеров.
© ООО «БайкалПрофиТур». Все права на материалы, размещенные на сайте www.baikalvisa.ru, принадлежат ООО «БайкалПрофиТур». Любое использование этих материалов без получения письменного согласования компании запрещено.