en   de   中文
+7 (3952) 550-464
обратный звонок
Заявка на тур
Сейчас на Байкале
БайкалПрофиТур
присоединись к нам в соцсетях и получи актуальную информацию!
БайкалПрофиТур / О компании / Ежегодные проекты компании «БайкалПрофиТур» / Экспедиция «За уходящим льдом Байкала 2012»

«За уходящим льдом Байкала – 2012»

рассказ участника экспедиции Александра Леснянского

 

Часть 1

выставка

  Несколько дней назад я вернулся из экспедиции «За уходящим льдом Байкала – 2012» (или, проще «Ухлёд-2012»). Это десятидневный тур на корабле проводится ежегодно, начиная с 2006 г, и интересен он, в первую очередь, для фотографов. Суть его заключается в том, чтобы в конце мая – начале июня поснимать переходное состояние природы на Байкале, когда на воде есть еще остатки льда, а на берегах уже распускаются цветы.

 

 

 

1. Байкал. Май, 2012

 

 

 

 

 

 

Каждый год экспедиция начинается в одно и тоже время, но ситуация со сходом льда на Байкале из года в год не повторяется. В 2009 г мы совсем не увидели льда. А в 2010-ом корабли уперлись в ледяные поля уже в районе Малого Моря и не смогли пройти на север дальше Чивыркуя. К сожалению, «Ухлёд -2010» я пропустил. В 2011 г. льда вновь почти не было, но огромные торосы, похожие на айсберги, нам посчастливилось застать на Ушканьих островах. Иллюстрированный рассказ об экспедиции 2011 года находится здесь...

 

 

 

Я надеялся, что мне повезет в нынешнем 2012-ом и отправился на «Ухлёд» в третий раз.

 

На корабле фотографу удобно путешествовать еще и потому, что есть возможность сразу по ходу дела разбирать отснятый материал. перебирать и обрабатывать снимки. А в 2011-ом я еще успевал во время похода писать путевые заметки, поэтому сразу по возвращении (что для меня не характерно) опубликовал в ЖЖ отчет.

 

 

В этот раз я вообще надеялся, что смогу делать записи в ЖЖ и публиковать фотографии прямо с Байкала. Поэтому я поспешил написать «на коленке» о старте экспедиции из офиса турфирмы «Байкальская виза» (см. предыдущий пост). Однако дальше дело не пошло из-за отсутствия интернета.

 

 

Итак, короче говоря, я теперь начинаю отчет «Ухлёд – 2012».

 

Байкал – это не просто озеро, это даже не море. Это какой-то огромный «водяной магнит». Побывав тут раз, обязательно хочется вернуться вновь в этот океан красоты и беззаботного праздника.

 

 

 Слово «праздник» на Руси ассоциируется с яркими эмоциями, друзьями, весельем, пьяными людьми… Все это подходит для описания атмосферы, царящей в экспедициях «За уходящим льдом…», за исключением «пьяных людей». Хотя выпивается на Байкале всего не мало, но я не видел на кораблях пьяных в полном смысле этого слова. Веселых и забалдевших – да. Но не пьяных. Я нарочно подчеркиваю этот факт, дабы у читателя не создалось ложного впечатления об атмосфере «пьяного угара» в экспедиции, как выразился (-ась) один из участников «Ухльда-2012».

 

 

Кому-то (и я даже точно знаю, как минимум одного такого человека) частое упоминание слова «водка», проходящего «красной нитью» через текст отчета, не понравится. Ну, а что делать!? Из песни слова не выкинешь также, как не прогонишь чаек с Байкала. Кстати, кого-то, возможно, коробит от слова «чайка», но не могу же я под каждого подстраиваться... Посему вашему вниманию предлагается:

 

 

 

Хроника байкальского опьянения - 2012

 

 

28 мая.

Иркутск встретил прохладной погодой и еще более нерадостными рожами вокзальных таксистов. Бомбилы стеной загородили выход из подземного перехода: «Такси надо, недорого? Куда ехать?».

 

Такси нам не надо. «Байкальская виза» отправила микроавтобусы за группой «ходоков за льдом», прибывших из Красноярска (и заодно за мной). Красноярцы приезжают ежегодно во главе с Алексеем Снетковым. Почему-то на этот раз среди них нет Димы Шарова. Очень странно.

– Лёша, а где Шаров? – удивляюсь я.

 

– Я надеялся, что он сделает нам сюрприз и окажется сегодня здесь на вокзале.

– Да? Как интересно! И я тоже ждал сюрприз: выйду с поезда, а здесь меня встречает моя жена, которая два дня назад передумала ехать в «Ухлёд -2012».

 

К нам подходит вокзальный таксист: «На Байкал собрались? Вспомните мои слова: там сейчас минус десять!». Хорошая новость. Минус десять – очень кстати, мы ведь отправляемся за байкальским льдом!

 

Этот сюрприз не единственный. Следующая новость: Стас Леник – главный идеолог и организатор экспедиции – с нами не едет! Я как увидел Стаса в сером костюме и красном галстуке, так сразу и заподозрил неладное. Теперь есть опасность корабельной скуки.

 

 

Как быстро меняются обстоятельства! Вначале я должен был делить каюту со своей женой, потом планировалось, что со Стасом. Теперь моим сожителем Стас определяет журналиста иркутской областной газеты…. Я ничему не удивлюсь, даже если журналист вдруг окажется женщиной. Потому что Стас не постоянен, как байкальский ветер.

 

Байкальский ветер – уже скоро. В 12 часов из Иркутска мы выезжаем на Малое Море (МРС) с заездом в супермаркет. Вино-водочный отдел – это святое, без него нечем будет бурханить и отдавать почести байкальским духам. А отказ бурханить чреват штормами, плохой погодой и отвратительным настроением, фактически, срывом экспедиции…

 

 

– Не переживай, – говорит Стас, ¬– мы с Илюхой третьего числа к вам в Чивыркуй приедем и все выпьем!

 

В общем, хоть и без Стаса, все равно едем!.. Кстати, а почему не едем?.. – Уже 12:05.

 

 

13:30 Автобус движется по Иркутску. Аня Миронова (Кузеванова) – главный сопровождающий экспедиции – ломает голову над расселением пассажиров по каютам и раздает «посадочные билеты» на корабли. После рокировки – приятная сенсация: я поплыву на «Сибиряке»,ставшем уже почти родным, и в компании с самой Аней, с которой мы сдружились в прошлом «ледовом попоище».

 

 

12:45 Автобус подъезжает к супермаркету с большим отделом «Все для рыбалки и туризма на Байкале». Выбор тут широкий: одной только водки 20-30 видов. Главное, среди нах есть «Байкал» и «Русский лед». Изначальный мой план был: 4х0,5 Но теперь, окрыленный хорошей перспективой расселения на «Сибиряке», я беру несколько «кристаллов» «Русского льда» по формуле: 6х0,5 + 1х0,7.

 

 

13:00. За истекшие 15 минут расклад меняется. Я вновь потенциально оказываюсь на «Татьяне» в одной каюте с журналистом Борисом. К счастью, Борис – точно мужик.

 

Неужели янапрасно поменял формулу алкогольного закупа. Никто так хорошо, как Аня не знает всех тонкостей буРхального ритуала (не путать с бухальным)

Но мы еще далеки от байкальского моря, мы только едем, а на пути нас ждет обед в позной, где можно будет слить часть ненужной теперь водки.

 

 

14:00.  Пол часа назад мы въехали на территорию Усть-Ордынского бурятского автономного округа и теперь остановились возле особого места – бурхана, где необходимо осуществлять подношения духам. У местных бурят основная религия не буддизм, а шаманизм. По традиции нужно остановиться в этом особом месте и «с чистым сердцем и добрыми помыслами» правой рукой положить монетку на бурхан.

 

 

 

2. «Извините, что помешал вам деньги прятать»

 

 

 

3.Сигарета или конфетка – это тоже дары духам. А вот пустые бутылки – это, конечно же, мусор

 

 

 

4.

 

 

  

Сразу после того, как деньги были вложены, из темной тучи над нами полился мелкий дождь.

 

– Духи услышали нас, – сказала Анна, и тут же, в подтверждение бухгалтерской проводки из этой же тучи посыпался колючий мелкий град.

 

Убедившись в четкой работе небесной канцелярии, мы поехали дальше со спокойной душой

 

 

15:00Баяндай. Кафе с неоригинальным названием «Дорожное», и рядом с ним «Радуга», «Экспресс» и просто «Позная +». «Плюс» к бурятским позам – это совершенно очевидно именно то, о чем мечтают путники всю дорогу. Короче говоря, в итоге – минус одна бутылка водки из личных экспедиционных запасов… и мы едем дальше. На небе так же облачно, но уже не так грустно… Наступает легкое, практически незаметное опьянение.

 

 

16:20. Административная граница Ольхонского района. Пятиминутная остановка возле бурхана. В лесу лежит свежевыпавший снег, и это радует. До байкальского Малого Моря остался 1-1,5 часа пути/

 

 

18:20. Последние 35 км дотряслись по грунтовке до МРС – поселка на берегу Байкала напротив о. Ольхон, и вот мы на берегу Байкала. Здесь нас ожидают корабли «Сибиряк», «Татьяна» и «Шаман». Начинаем грузиться на катера.

 

 

 

5.  Причал в МРС

 

 

 

 

19:15.  Корабли выходят в Малое Море и движутся напрямик к бухте Зундуки, без обычного захода на маломорские острова и минуя сам Ольхон.

Из темных облаков спускаются дождевые струи, но ветра нет, Байкал не играет волнами, корабль не качает. Из рюмок ничего не расплескивается.

 

 

 

6. Такой погодой встретил нас Байкал

 

 

 

7. Мелкие острова Малого Моря

 

 

 

8. На камне сидят черные бакланы

 

 

 

 

Кают-кампания «Татьяны» размером меньше, чем на «Сибиряке», мы едва умещаемся за столом. Да и то Роме (гиду от «Байкальской визы») приходится сидеть в метре от еды.Ужин вкусный – спасибо коку Виктору. За столом не скучно, – спасибо нам всем.

 

Пассажиры «Татьяны»: Борис Слепнев (иркутский журналист), Василий Сергеевич Маслюков (сотрудник Байкальского музея), братья Костя и Виктор из Подольска, – очень большие, рослые фотолюбители (каждый из них ростом около 190см и весом под 100кг), фотолюбительницы Татьяна, Лена, Денис (Дэн) с женой Светой (участники «Ухльда -2009 и -2010), Сергей Медведчиков (фото-преподаватель, участник «Ухльда - 2011).

 

 

 

9. Дэн и Света

 

 

 

10. Байкал для Дениса и Светы стал обручальным кольцом еще в 2009 г.

 

 

 

 

Капитан «Татьяны» – Анатолий Иванович, а помощника капитана зовут Иван Иванович.

 

 

11. Анатолий Иванович – капитан «Татьяны»

 

 

 

 

Когда тарелки пустеют, а скорость наполнения рюмок снижается, Сергей приступает к чтению своей первой лекции для нескольких участников фотошколы. Слушают его с интересом все, – даже не участники.

 

 

22:50.  Пристаем к узкому галечному пляжу в бухте у мыса Зундук. Хорошо знакомое место. Погода тихая, волны нет, прохладно. Степень опьянения средняя.

Глубокие сумерки, но в них я прекрасно различаю Анну, которая сообщает обидную новость: на «Сибиряке» у них ужасно весело. Можно подумать, что у нас на «Татьяне» скучно.

 

 

 

12. Ночевка на мысе Зундук

 

 

 

 

23:30. На берегу трещит и пылает костер, звучат песни под гитару, произносятся тосты и строятся творческие планы…

 

 

13.

 

 

 

29 мая. Рассвет в Зундуках

 

Вечером, а точнее ночью у костра, договорились проснуться перед рассветом и шагать на фотосъемки... Рассвет наступил что-то слишком уж скоро, и как всегда, некстати – во время самой крепкой фазы сна. Солнце вылезло из-за края горы, не совсем в том месте, где его ждали, и засветило прожектором в узкую щель между морем и низкими облаками.

 

 

 

14.

 

 

 

 

На мысе Зундук берег тянется узкой полоской, а за ним снова вода – болотистое озеро, в котором отражаются горы. Среди песка и гальки точат из земли робкие полевые маки и цветки сон-травы. В принципе можно попытаться что-то снять.

 Пытаюсь что-то снять. Что-то снять не получается…

 

 

15.

 

 

 

16.

 

 

 

17.

 

 

 

18.

 

 

 

7:00. Ясное, местами туманное утро. Катера уходят от Зундуков к мысу Рытому. Байкал спокойный, на воде легкая рябь, сверкающая на солнце. Приморский хребет окутан облаками, заполнившими межгорные долины.

 

19.

 

 

   

Легкие облака приглушают и рассеивают солнечный свет, но отдельные жесткие его лучи прорываются к воде и создают на поверхности озера ослепительные блики и пятна. Мне очень нравится такое состояние Байкала.

 

 

20.

 

 

 

Мыс Рытый – «День сурка»

11:45.  «Сибиряк», а за ним «Татьяна» утыкаются носом в галечный берег мыса Рытого. «Шамана» с нами нет и не видно даже на горизонте. У Рытого дурная слава, «Шаман» на практике столкнулся с «нечистой силой» обитающих здесь духов, портивших оборудование корабля. Наверное, само слово «шаман»раздражает местных невидимых хозяев. Поэтому капитан «Шамана» Андрей », как говорит Аня, не подходит к Рытому мысу «по идейным соображениям». Непонятно по каким соображениям мы каждый раз пристаем к этому безликому месту.

 

 

21. Мыс Рытый

 

 

 

Заранее зная, что тут нечего снимать, я все равно спускаюсь на узкий пляж, бреду по нему вдоль воды, целюсь куда-то длиннофокусным объективом. Потом, в полном разочаровании меняю объектив на широкоугольный, но в итоге лишь еще больше впадаю в уныние. Все в точности повторяется, как в прошлом, позапрошлом…. Куража нет, и даже «пить совершенно не хочется».

 

 

22.

 

 

 
23.

 

 

 

Все эти проявления депрессии и плохого настроения, как утверждают специалисты, как раз таки и вызваны посещением «плохого энергетического места», коим является Рытый, а вовсе не , боже упаси, похмельем. Тут, говорят, даже НЛО обитают! Все кто видел летающие тарелки, были абсолютно трезвыми, причем с самого детства. Это и понятно; ведь пьяному должны мерещиться черти, а не светящиеся шары.

 

 

24. Катера у мыса Рытого

 

 

 

 

 

Через полчаса «день сурка» заканчивается. Поднимаемся на «Татьяну» и достаем стопки. Корабли идут по тихой воде дальше на север вдогонку за «Шаманом».

13:30. Сергей Медведчиков включает телевизор и показывает фотоученикам прекрасные пейзажи, снятые где угодно, только не на мысе Рытом.

Потом развлекаюсь фотографированием на палубе.

25. Василий Сергеевич Маслюков

 

 

 
26. Мыс Покойники, если не ошибаюсь

 

 

 

27.

 

 

 

 

 

Бухта Заворотная

16:15. Бухта Заворотная глубоко вдается в берег и надежно защищена от ветров.

Раньше в горах здесь добывали микрокварцит и сырье баржами увозили к железной дороге. Сейчас карьер заброшен, но к нему можно подняться по сохранившейся дороге, и со склона горы, с довольно большой высоты поглядеть на Байкал.

В 2009-ом мы ходили наверх пешком, но вообще-то шагать не близко и поэтому гиды договариваются с местным водителем.

Я ухожу пешком, километра через два меня догоняет УАЗ.

Дорога дважды пересекает ручей, на котором особо снимать нечего. Но снимать что-то надо:

 

 

28.

 

 

 

29.

 

 

 

30.

 

 

 

 
А наверху в плане фотографии – вообще полный облом. Солнце зашло за гору, вид на Байкал мутный…

 

 

31.

 

 

 

32.

 

 

 

 
18:30.  В итоге так ничего не сняв, возвращаюсь вниз пешком. Перед входом в поселок на полянке выложен оригинальная мозаичная композиция на тему трезвого образа жизни.

 

 

33. «Завязал!»

 

 

 

Это же сколько нужно выпить, чтобы до такого додуматься!

 

 

19:30. Под впечатлением от увиденного, раньше всех пришел на корабль и, не дожидаясь компании, немедленно выпил.

 

 

21:15. Позвонил Стас Леник (по спутниковому телефону), поинтересовался все ли мы достаточно пьяны и веселы. Я врать не стал, сказал: «Привет, Стас, очень рад тебя слышать»...
 

Часть 2

 

30 мая – день третий

Утром произошло то, что и должно было случиться после доброго вечера: я не пошел снимать рассвет. А другие фотолюбители пошли.

 

Белая радуга

7:30. Один за другим теплоходы выходят из бухты Заворотная и берут северный курс. Солнце нестерпимо слепит, на Байкал невозможно смотреть. Но вот корабли попадают в толщу тумана, стелящегося по водной глади. Все краски, за исключением черной и белой пропадают, и все вокруг становится таинственным и призрачным.

1.

 

 

 

2.

 

 

Над «Сибиряком», едва различимым в тумане, вдруг вырастает радуга, и она тоже бесцветная – белая!

 

3. Белая радуга

 

 

  Время от времени катера полностью растворяются в молоке тумана и исчезают… потом вновь проявляются в нем, как изображение на фотобумаге. 

 

4.

 

Полоса тумана заканчивается, постепенно мир вновь обретает цвет, становится простым и до скуки обычным.

 

5.

 

 

6.

 

 

Мыс Елохин

9:30. На мысе Елохин стоит северный кордон Байкало-Ленского заповедника.

Пейзаж небогатый: пустое небо с ослепительным солнцем и белёсыми перистыми облаками, галечный берег, по которому крутится черный кот, и плавятся остатки рыхлого льда, рассыпающегося на длинные иглы. На дереве прибит череп медведя, поплатившегося за свою наглость.

 

 
7. Мыс Елохин

 

 

8.

 

 

 

 

 
Черного кота и белую льдину облепляет пестрая толпа фотографов. Затем народ скупает у сотрудников кордона изумительную вяленую рыбу. Один хвост стоит 60 рублей.

Галечный пляж изрыт словно бульдозером. Десять дней назад ветер к берегу ледяные пластины, и натащил их одна на другую в три слоя торосами высотой 4-5 м. Теперь остался лишь последний кусочек ледяного хаоса.

 

 

9.

 

 

 

Егерь Володя сообщил, что если хотим, лед мы можем потрогать в устье р. Ледяной в 7 км от кордона

 

 

10. Обратно на корабль. Покидаем мыс Елохин

 

 

 

11:15.  Все три теплохода притыкаются носами к небольшой наледи в устье ручья. «Шаманисты» выбираются на лед, но гиды «Сибиряка» и «Татьяны» своим пассажирам запрещают покидать корабли. Видимо, это крайне опасно и чревато массовой гибелью туристов. Фотографов с «Шамана» не жалко, а на «Сибиряке» с «Татьяной» путешествует элита.

 

11. Элита «Сибиряка»

 

 

 

12. «Челядь «Шамана»

 

 

 

 
Принимаю внутренне решение: завтра не идти в поход на прогулку взрослого детского сада на оз. Фролиху.

11:40. На Байкале полный штиль. Предстоит многочасовый переход на северо-западный берег озера в бухту Аяя.

 

13. Волны красиво разбегаются от бортов «Татьяны»

 

 

 

 

14.

 

 

 

Бухта Аяя

 

19:30.Вошли в бухту. Капитаны немного поводили корабли по акватории и все же нашли место пристать к берегу. В прошлом году Байкал был мельче на метр и теплоходы стояли на якорев отдалении от суши. По всей бухте из воды точат черные блестящие головы нерп, будто семечки рассыпаны. Тюленей тут сотни. Капитан «Сибиряка» Виталий Александрович со своим помощником Виктором уплывают в моторке на дальний мыс с сетями. Завтра мы узнаем: есть тут рыба, или нет. То ли нерпы загнали косяк омуля в бухту, держат его здесь и собираются съесть, то ли всю рыбу уже съели.

Бухта Аяя – самая северная точка нашей экспедиции. Изначально планировалось дойти до Северобайкальска и даже выше по карте. Но льда все равно нет, какой смысл тратить время…

Кок Витя накрывает стол на палубе, – погода прекрасная. На ужин – плов, салат, сагудай (фактически сырой омуль со специями), коньяк «Коньяк», водка «Русский лед», водка «Финка», водка на лимоне, водка на золотом корне, 50 гр. 12-летнего виски от Дэна «из под полы» («остальное допьем по приезду Стаса»), настойка на 72-х травах «Fernet-Branka» (та еще микстура) и так далее….

В итоге, я зачем-то спускаюсь в свою каюту, случайно присаживаюсь на кровать, неосторожно прикасаюсь головой к подушке и нечаянно засыпаю до самого утра.

 

 

 

31 мая – день четвертый

 

 

 

« – На его месте должен быть я!

– Напьешься – будешь».

 

   

7:00. Обнаруживаю рядом с изголовьем прозрачный пакет с футболкой. Каждый год организаторы делают такой презент всем участникам экспедиции. Это значит, что вечером, когда я ушел спать, туристам раздавали традиционные подарки от «Байкальской визы». Интересно, угадали ли с размером? Разворачиваю футболку, рассматриваю, что написано. На спине изображена эмблема экспедиции, на груди читаю: «Я отмечала День рождения на Байкале!». Вот это новость! Оказывается, я вчера пропустил свой день рождения?!.

 

9:00. На палубу пришвартованного борт к борту «Сибиряка» выходит Аня и еще несколько «сибиряковцев». Все дымят сигаретами. В этом году «Сибиряк» – корабль «только для курящих».

– Саш, что-то тебя вчера совсем не было видно

– Да похоже, хорошо отметили День рождения...
– Чей день рождения?

– Ну, вероятно, мой
У тебя был день рождения!? Поздравляю, – обрадовались «сибиряки» и потянули руки через борт.
И я поздравляю!
И я!!!


Спасибо, большое спасибо. Но, вообще-то я родилась…простите, родился в апреле…

 

Аня, наконец разглядев футболку на мне, продолжает курить, но теперь уже нервно, сильно переживая за даму, которая «отмечала День рождения на Байкале» и бесследно исчезла.

 

Из кормовой каюты вылезает Роман, вникает в ситуацию и ужасается:

 – Это что, всем такие выдали?!

– Нет, у всех остальных написано: «Я НЕ отмечала день рождения на Байкале!»

 

 

 

15. Слева Борис Слепнев, а справа – сами знаете, кто

 

 

 

 
10:00. Народ собирается в поход на Фролиху. Над озером безоблачно, но над тем углом, куда идти, в небе висят тучи.

В кают-компанию из своей каюты приходит Света, за ней Денис, не с пустыми руками: «Саша, с днем рождения! Это тебе подарок», – и вручает копченого омуля.

 

10:30.  Без всякой зависти провожаю взглядом нестройную колонну походников на Фролиху. По берегу туристы бредут в разброд, но сейчас они свернут в лес, выстроятся в колонну, и – «ни шагу с тропы!».
 

16.

 

 

 

 

11:00.  Взялся было писать главу отчета «Такла-Макан – Тибет», но Василий Сергеевич Маслюков, который тоже остался на корабле, – очень интересный собеседник. Василий –сотрудник Байкальского музея в Листвянке, очень много знает про Байкал, спускался на его дно в одном из «Миров», лично знаком с Джеймсом Кемероном (автором «Титаника» и «Аватара»). Короче говоря, до обеда мой отчет не увеличился ни на одно предложение.

 

«И икра не лезет в горло, и коньяк не льется в рот»
 

14:00.  Обед – по расписанию, но в гостях – у соседей, на «Сибиряке», так как наш кок Витя вместе со всеми тоже ушел на озеро Фролиху.

С камбуза «Сибиряка» наплывает чудный аромат борща. В предвкушении удобно располагаемся в просторной кают-компании. На столе матово поблескивает бутылка белого чилийского вина, а рядом и истекает каплями запотевший литр «Хортицы».

 

За столом сидим – я, Василий и трое пассажиров «Сибиряка»: Светлана, Катя и Валерий.

 

Кок Евгения подает дымящиеся тарелки, а Валерий наливает вино в стаканы. В это время Светлана, расположившаяся напротив, заканчивает какие-то манипуляции со своим ноутбуком, и со словами: «Я конечно не профессионал, но посмотрите, что получилось», поворачивает монитор в нашу сторону и начинает листать фотокарточки, на которых я вижу десятки нерп снятых с близкого расстояния.    

 

Оказывается, только что, перед обедом капитан «Сибиряка» на моторке свозил всех троих на дальний мыс к лежбищу нерпы…

Как рассказывал позже (вечером) Василий, мое лицо в этот момент еще сильнее вытянулось и застыло. Тут к Свете подключилась Катя:

– А вот, Саша, мои посмотри.… Такие лапочки! Вот, вот они прямо целуются….

 

– А я их на видео снял! Хочешь, покажу? – Подключился Валерий.

 

 

Пришлось мне смотреть еще и видео. Но после этого я совсем окаменел и окончательно потерял аппетит.

 

 

Чудесный борщ я проглотил автоматически. Вино выпил как воду. На водку вообще смотреть не мог. На второе был плов и салат, которые я сжевал без всякого энтузиазма. И даже волшебный нежный блинчик с творогом тоже не улучшил ситуацию,– настроение было напрочь убито.

 

 

Во время трапезы я несколько раз вставал из-за стола, задумчиво выходил на палубу и вглядывался вдаль, прикидывая далеко ли идти до лежбища на краю бухты. До крайнего мыса расстояние было километров 4-5.

 

 

14:50. Автоматически проглотив обед, я надел фоторюкзак, взял штатив и сошел на берег.

 

17. Иду по тропе к лежбищу байкальской нерпы

 

 

 

 
Фотоохота началась гораздо ближе, чем я думал. Уже через 2 км я увидел множество животных, греющихся на камнях.  

 

18.

 

 

19.

 

 

 

 
Нерпа все лето живет в толще воды и ей не нужна суша. Она и спит и ест в открытом море. На берег животные выбираются только во время весенней линьки. Обычно это происходит на льду. Но в этом году лед сошел уже в середине мая, и нерпы вынуждены заканчивать линьку у берега. Бухта Аяя считается самым северным на Байкале лежбищем нерпы, но специалисты говорят, что встретить ее здесь можно крайне редко. Одним словом, нам просто повезло.
 

20.

 

 

 

 

Ведут себя байкальские тюлени очень осторожно, Хотя они и находятся под охраной национального парка, все же люди на них охотятся, и нерпы боятся любого постороннего звука и движения на берегу. Чуть что, звери тут же с плеском валятся с камней в воду и разбегаются. Но если действовать тихо и скрытно, то можно подкрасться к ним достаточно близко.
 

21. Прячась за деревья и камни, к зверям можно подкрасться на несколько метров

 

 

22.

 

 

23.

 

 

24.

 

 

 

В нескольких местах под прикрытием камней, кустов и деревьев мне удалось подойти к лежбищу метров на 20-30.

 

25. 

 

26. 

 

27. 

 

17:00. Тем временем тучи повисли и над заливом, а в той стороне, где находится оз. Фролиха, небо вообще почернело. Стало сумрачно, и я загашал обратно на корабль.
 
28. Карточка по пути домой на корабль

 

 

18:00. Поднялся на «Татьяну» и немедленно выпил. На этот раз – с удовольствием. Заморосил дождь.
 

18:40. Появились первые уставшие участники похода на Фролиху – бессмысленного и беспощадного.
 

22:00.  На «Сибиряке» работает сауна. На «Татьяне» таких удобств вовсе нет, поэтому мы просто завидуем соседям и безнадежно ждем, когда сауна освободиться от Барсика. Барсик – это самый угарный чудик на «Сибиряке». Вообще-то его зовут Сергей, но он сказал, чтобы его называли «Сережа, а еще лучше – Барсик».
Барсик уже второй час держит оборону сауны от других желающих попариться. Периодически он выходит на свежий воздух и на полном серьезе просит: «Сфотографируйте, пожалуйста, Барсика голеньким, мне нужны снимки для сайта знакомств».

 

 

29. Барсик. В связи с тем, что мой ЖЖ – это не сайт знакомств, а также из соображений гуманности фото ниже пояса обрезано.

 

 


 

22:30.  Факиры-организаторы в лице гидов Ани и Ромы показывают нам файер-шоу на берегу бухты Аяя. Представление, по силе зрительного воздействия почти не уступающее созерцанию «голенького Барсика».

 

30. 

 

31. 

 

32. 

 

33.

 

 

24:00.  Керосин у факиров закончился, возвращаемся на катера.

 

 

34. 

 

 

Я показываю коллегам, что наснимал днем, рассказываю, что нерпы – миллион и что фотодобыча совсем рядом. Мы принимаемся обсуждать план завтрашней утренней тюленьей фотоохоты по тем местам, где я охотился сегодня днем.

 

1:00. Продолжаем обсуждать план предстоящей сегодняшней утренней тюленьей фотоохоты по тем местам, где я охотился вчера днем.

 

1:30. Заканчиваем обсуждать план предстоящей сегодняшней утренней тюленьей фотоохоты по тем местам, где я отстрелялся вчера днем. Решено встать в 4:30. Пора ложиться, потому что пить уже больше невозможно – это мешает нерпе выспаться.

 

Часть 3

 

 

1 июня – день пятый

 

 

Предрассветная фотоохота

 

4:45. В глубоких утренних сумерках десять человек, в полном молчании проследовав через песчаный пляж бухты Аяя, дошли до леса, и пошагали по тропе.

 

 

1. Бухта Аяя. Этот снимок сделан уже на обратном пути. А когда шли за нерпой, было еще совсем темно.

 

 

 

Пройдя по тайге метров 500, я увидел первую группу нерп на камнях в воде у берега.

 

 

2.

 

   

Большой толпой выслеживать зверя практически невозможно. Было очень тихое, безветренное утро, штиль на воде, поэтому нерпы слышали каждый шорох и засекали любое движение на берегу.

Первые замеченные нами звери быстро попрыгали в воду при нашем появлении. Вторая группа нерп тоже посыпалась в воду, как булыжники. Третья – то же самое. После этого мы рассредоточились по тропе, и каждый принялся охотиться самостоятельно. В результате кто-то снял нерп неудачно, а кто-то и вовсе плохо.

Я высмотрел «свежий» не распуганный «табун», подкрался к нему как мог близко, и стал ждать, когда восходящее солнце осветит вначале противоположный берег, потом всю бухту, и наконец, доберется до камней, на которых развалились нерпы.

 

 

3.

 

 

 

Отражения дальнего берега золотом заиграли на синей воде, из которой периодически высовывались черные тюленьи морды, похожие на бойцов подводного спецназа в водолазных шлемах.

 

 

4.

 

 

 

5.

 

 

 

6. "Морской спецназ"

 

 

 

Дождаться, когда солнечные лучи упадут на лежбище, однако, так и не удалось. Помешали облака, закрывшие солнце.

 

 

7. Бухта Аяя

 

 

 

8.

 

 

 

9.

 

 

 

10. Возвращаемся к стоянке кораблей

 

 

 

11.

 

 

 

12.

 

 

 

13. Черные нерпичьи головы торчат из воды в бухте Аяя

 

 

 

 

7:05. Все участники тюленьей фотоохоты вернулись на корабли и занялись профилактикой клещевого энцефалита (спиртование организма). Вчера, между прочим, клещ укусил иркутского видеооператора Паши с «Сибиряка». (А вот, пить надо было больше!)

 

 

7:20. Экипажи судов подняли сходни и один за другим теплоходы направились к выходу из бухты Аяя в открытое море. По акватории то там, то здесь из воды появляются и торчат черные нерпичьи головы, словно черные морские мины («только такие же, только меньше размером, но другие»).

 

 

14. Из воды торчат нерпы

 

 

 

Корабли идут вдоль восточного берега к заливу Хакусы.

 

 

15. Это западный берег Байкала

 

 

 

 

Хакусы

8:40. Швартуемся у причала в Хакусах. Хакусы – то ли санаторий, то ли курорт, то ли дом отдыха, существующий с советских времен и сохранившийся практически в первозданном виде. Здесь самые известные горячие целебные источники на Байкале.

 

 

16. Бухта Хакусы

 

 

 

17. Причал в Хакусах

 

 

    Надеваем плавки, берем фотоаппараты. Времени отпущено два часа. Вначале ледяная припарка в Байкале, потом – горячие ванны в источниках

 

 

18.

 

 

 

19.

 

 

 

20. Какую-то травку снял по дороге к горячему источнику. От берега идти метров 500 или даже 1000

 

 

21. Не перестаю удивляться советскому дизайну Хакусов. Тут можно запросто снимать какое-нибудь современное кино про «заслуженный отдых трудящихся в СССР».

 

Еще снимки Хакусов здесь

 

 

 

22. А это – горячие ванны

 

 

 

 

10:00. Вернулся на «Татьяну» и хотел незамедлительно выпить. Но, как выяснилось, – не с кем. И тут заходит Аня.

– Аня, а что мы никогда не посидим, не выпьем?... Ты уже надоела уходить! Оставайся. Тем более, погода на дворе такая чудесная, что прямо вот … забурханить надо, чтоб не испортилась. Срочно!

Ровно в 10:57 (надо же какая пунктуальность капитанов!) отходим от пирса Хакусов. Впереди многочасовой переход до Давши. Можно без суеты и спешки дегустировать Анину «кедровку» и «лимончелло»

 

Давша

19:00. Поселок Давша. Центральная усадьба, научный центр Баргузинского заповедника. Точнее, была центральной усадьбой до этого года. Теперь заповедник объединяют с Национальным парком, в который входит и Чивыркуйский залив и другие территории. Объединение осуществляется под благовидным предлогом – сокращение аппарата управления. Единая дирекция будет находиться теперь (уже находится) в Усть-Баргузине. Но истинная причина перетрубаций, я подозреваю, состоит в том, чтобы выгодно разбазарить земли заповедника, кое-кому заработать на этом миллионы долларов под предлогом развития туризма. Земли нацпарка – это не так строго охраняемые территории и на них можно строить базы, сдавать землю в аренду…. Поживем-увидим… и я знаю, что мы увидим: забор вокруг всего Байкала, таблички «Частная собственность», приватизированные земли и платный выход к воде по всему периметру озера.

 

 

23. с. Давша, вид с моря

 

 

  

Бревенчатый старинный причал Давши разломало льдом. В прошлом году он был еще в более-менее приличном состоянии, но теперь – это куча дров.

 

 

24.

 

 

 

Половина группы пошла в музей, другая часть побрела смотреть деревню. Я попал во вторую группу.

 

 

25.

 

 

 

26. с. Давша

 

 

 

27.

 

 

 

28. Это склад запретов

 

 

 

29.

 

 

 

Потом пришел инспектор по охране заповедника Юрий Владимирович Гроховский с карабином и сводил нас на прогулку по тропе вдоль берега.

 

 

30. Какого-то бурундука снял во время прогулки…

 

 

 

31. … и деревню

 

 

 

Затем группы должны были рокироваться, но вместо этого всех срочно вдруг созвали на корабли, и экспедиция спешно отбыла в путь к Чивыркуйскому заливу. Погода портится.

 

 

32. Перед отплытием сделали групповое фото

 

 

 

33.

 

 

 

 

Хоть до белой горячки бурхань, а свой метеопрогноз синоптики отменять не собираются. Наши усилия пропали даром. Остается теперь лишь выпить с досады и скоропостижно бежать из Давши на юг, в Чвыркуй, где легко скрыться от шторма.

 

 

20:10. Мы уже вдали от берега, в море, идем на юг. В восточной части неба собираются темные облака, в долине за Давшой уже поливает дождь. Но Байкал по-прежнему спокоен. Хм… интересно! Пить – помогает, что ли!?

 

Солнце опускается низко, освещает восточный берег волшебными красками. По всему небу выгибается радужная дуга. Очень красиво, прямо торжественно как-то!

 

 

34.

 

 

 

35.

 

 

 

36.

 

 

 

 

22:30. Теперь красок почти нет, подступает ночь. Погода балансирует на грани «добра и зла».

 

 

0:15. А теперь уже точно ночь. За бортом ничего не видать, поэтому смотрим на мониторе мои карточки, те, что я успел обработать.

 

 

2:00. Катера заходят в Чивыркуйский залив, в бухту Змеиную и швартуются к берегу рядом с горячим источником. Я в этом месте уже в пятый раз, между прочим/

 
 
2 июня – день шестой

 

8:15. Утро начинается для меня с горячей ванны. Ванна – это деревянный сруб ( вот тут можно на него посмотреть). Погода чудесная, тишайшая. Легкие облака. Вода в источнике чистая, еще никем не взмученная и очень горячая. Аж пятки жжет…. Клочья и хлопья сине-зеленых водорослей лежат на дне купальни. И пахнет сероводородом. А в тридцати метрах – Байкал – целое море с ледяной водой. Аж … (не пятки) сводит. И ничем не пахнет. Как хорошо, что в природе устроено все именно так, а не все наоборот! А то была бы «Сероводородная экспедиция по вечно зеленому морю…»

 

Картинок нет (снимать, в смысле, нечего). Или я уже так избалован? Да нет, на самом деле, погода настолько хорошая и ровная, что нечего снимать. Вот как-то в прошлый раз было по-другому: тучи, солнечные лучи над заливом…. А сейчас нет.

 

9:30. Завтрак. Пятнадцатиминутный поток вздора и несмешных «шуток». Не буду ничего рассказывать про этот фонтанирующий источник глупости.

 
 
Информационный повод выпить

11:40 В кают-кампании Борис Слепнев (редактор иркутского еженедельника «Копейка») обнаруживает на своем плече впившегося клеща.

 

 

37. Фото для тех, кто не знаком с опасным паразитом. Впившийся энцефалитный клещ выглядит так:

 

 

   

Вызываем специалиста – Романа. Наш гид тут же обнаруживает и отлавливает на плече Бориса второго паразита рядом с первым. Затем Роман делает петлю из нитки, набрасывает на клеща аркан и выкручивает кровопийцу из тела укушенного.

 

 

 

38. А это фото для тех, кто не знаком с Борисом: укушенный Борис выглядит вот так:

 

 

   

– Теперь, – говорит Рома, – нужно найти какую-нибудь баночку и в ней свозить клеща на анализ

    – И выпить! Немедленно! Есть замечательный, актуальный тост: «За здоровье!».

 

Налили по рюмочке «Кедровой».

    – Пусть твой клещ, Борис, будет самым здоровым в мире!

Выпили. Здоровье быстро улучшилось. Клещ в это время с петлей на шее томился в неволе, плотно завернутый в алюминиевую фольгу.

 

    Теперь, даже при отсутствии событий, всегда будет информационная тема. Уже завтра можно написать: «3 июня. Несмотря на штиль, на корабле тревожно. «Татьяна» продолжает транспортировать клеща, подозреваемого в переноске энцефалита, в ближайший речной порт. Борис чувствует себя хорошо. Состояние клеща удовлетворительное. Проводится регулярная профилактическая обработка всех участников похода подручными спиртсодержащими средствами. Однако, алкоголя на борту осталось не так много, в связи с этим все чаще наблюдаются проявления агрессии от одного мало пьющего пассажира. Но запасы спиртного планируется пополнить в Хужире на о. Ольхон, и тем самым исправить (изменить) психологическую ситуацию на судне. Экспедиция по Байкалу продолжается».

 

 

13:00. Небольшой чисто обзорный проход по заливу мимо островов, на которых гнездятся чайки и бакланы. Еще несколько лет назад бакланов на Байкале не было, хотя прежде (еще после войны) их была масса и рыбаки их ненавидели, как своих конкурентов. Потом птицы исчезли, а теперь вновь быстро размножаются. Скалы чернеют и пестрят от птичьих базаров рядом с островами.

 

 

39. Острова Чивыркуйского залива

 

 

 

40.

 

 

 

41. Бакланы в небе

 

 

 

42. Птичий базар. Бакланы – черные

 

 

 

43.

 

 

 

44.

 

 

 

14:00. Теперь мы идем назад вглубь залива, в деревню Курбулик. Небо в тучах, накрапывает дождь.

 

 

45.

 

 

 

46.

 

 

 

 

Рыбацкий поселок Курбулик

17:00.  Деревянный пирс рыбацкого села Курбулик. Есть сотовая связь. Пообщавшись с «большой землей», вдвоем с Борисом сосредоточенно идем вдоль берега по улице Набережной, выискивая сюжеты.

Солнечно и тепло.

Рыбаки разбирают сети на берегу, дети играют на улице. Пожилые люди греются на солнышке, сидя на лавочках возле своих домов.

 

 

47. Старожил села Курбулик. Михаил Дмитрич Савин. Ему 75 лет

 

 

 

Борис затевает разговор со старожилом. Журналист профессионально и ненавязчиво расспрашивает Михаила Дмитриевича о жизни. Тот охотно отвечает. 

 

 

48.

 

 

 

– … А сколько вы здесь живете?

– Так 75 лет и живу!

 

 

49.

 

 

  

Всю жизнь Михаил Дмитриевич рыбачил, теперь на пенсии. Несколько лет назад похоронил жену. Из стариков кроме него есть еще один, но тот моложе. А вот соседке – 83 года. Тоже рыбачка, но она уже во время войны сюда приехала.

– Дать хотели мне «Героя соц. труда», – рассказывает старожил Курбулика, – а я отказался получать.

– Как так?!

– А за что мне? Я им так и сказал: «Я рыбу всю жизнь добываю не для ордена, а для себя и для людей. Сколько могу поймать, столько и ловлю. Это моя работа, за что меня награждать?..»

Идем дальше по улице Набережной. Люди от нас не шарахаются.

 

 

50.

 

 

В конце деревни – целый домашний «детский сад»: на берегу сидит бабушка на борту лодки и вокруг нее играют пятеро внуков. Лазят под баркасом, забираются по лесенке на пирс, роются в песке у самой воды. Детей никто не одергивает и не «воспитывает» каждую минуту.  

 

 

51.

 

 

 

52.

 

 

 

53. Ваня – старший внук.

 

 

 

54.

 

 

 

Общаться с местными людьми очень интересно, и им это тоже доставляет удовольствие (если не каждому, то, во всяком случае, большинству, а детям – в особенности).

 

 

55.

 

 

 

Вновь удивляюсь протесту одной из фототуристок, с раздражением заявившей два часа назад: «Зачем мы тут будем столько времени! Что здесь делать! Лезть к местным жителям с фотоаппаратом?! Совать объектив людям прямо в лицо?.. Я сама не терплю, когда мне в лицо объективом тычут…»

Конечно, о чем тут спорить: гоняться за аборигенами, ловить их, брать в кольцо или зажимать у забора и совать жертвам объектив в лицо, – это просто издевательство. Более гуманно зафотографировать до смерти собачку или кошечку.

А что мы здесь делаем? – Бездельничаем мы! Стаса ждем. Он должен появиться к восьми вечера и сеть на наш корабль. Вот приедет Стас, – и сразу будет чем заняться!

 

19:00. Единственный магазин в деревне. Он без названия… или оно есть, но я не заметил. Хорошо бы подошло: «Не проходите мимо!». В магазине, я знаю, продается пиво. Как же быть?... Пройти, что ли, мимо?

 

20:15. «Сибиряк» ушел час назад, «Татьяна» по-прежнему пришвартована к пирсу.

 

На палубе стоит стол, на нем – пиво из магазина, который невозможно миновать, гуляя по Курбулику. Из под навеса над столом аппетитно свисает целая связка вяленного омуля. Рыба не пересолена и не пересушена, блестит, истекая жиром. Чайки кружатся вокруг корабля, вопят, возмущенно требуют свою долю объедков. Мы спокойны за птиц. У них есть личный кормилец и личный фотограф.

 

20:30. Все одеваются в фирменные футболки экспедиции для группового снимка и торжественной встречи Стаса, который уже вот-вот подъедет.

 

 

56.

 

 

 

 

21:40. К пирсу подъезжает долгожданный автомобиль. Пассажиры «Татьяны» вываливают на берег встречать прибывших. Их четверо. Драйвер Юра с женой Любой несмотря на дальнюю дорогу выглядят совсем не уставшими. Стас и его друг Амир несмотря на дальнюю дорогу выглядят совсем трезвыми, разгружают машину.

Заметив меня, Стас с радостным лицом делает два шага мне навстречу с распростёртыми объятиями… Но вдруг замечает надпись на моей футболке, застывает с широко расставленными руками, меняется в лице:

- Объясните, что случилось в мое отсутствие.

Вкратце объясняю, что это не роковая ошибка природы, а просто ошибка.

- Но это ни с чем не связано, я надеюсь? – опасливо уточняет он.

- Конечно, связано, но не с тем, что ты подумал!

- Ну, тогда здравствуй, Саша!

 

22:00. «Татьяна» отходит от пирса и держит курс в бухту Онгоконскую. На палубе теплохода в это время уже бурлит праздник байкальского льда (которого, на самом деле нет). Радуемся тому, что есть: обжигающей руки водка «Русский лед» из морозильника.

 

57.

 

 

 

 

23:20. На берегу Онгоконской бухты горит костер и к нему подтягивается народ со всех трех катеров. Факиры Аня и Рома вновь устраивают файер-шоу. Потом праздник концентрируется вокруг костра.

 

Круглые корабельные иллюминаторы, в которых горит свет, довольно занятным образом отражаются в воде. Я балуюсь, экспериментирую с этими отражениями, искусственно усиливаю игру пятен, пытаюсь получить эффектные фотографические абстракции.

 

 

58.

 

 

 

59.

 

 

 

60.

 

 

 

61.

 

 

 

 

3:00. Луна, взошедшая три часа назад, уже устала висеть на небе и теперь клониться к горизонту. Большая часть народа также утомилась праздновать и удалилась спать. У костра осталось не более дюжины поклонников творчества Ани и Ромы. Аня прекрасно играет на гитаре и необыкновенно поет. Рома подыгрывает ей на алтайском комусе (варгане). Сочетание звуков волшебное.

 

3:35. Заходящая круглая луна почти коснулась горизонта и выстроилась в один ряд со светящимися круглыми иллюминаторами корабля. Такое впечатление, что в темноте ночи светят сразу три или четыре луны и четыре световые дорожки бегут по воде. Мистика какая-то.

 

 

62. Четыре луны

 

 

 

 

4:00. Гасим костер. Выбрасываем недогоревшие дрова в Байкал...

 

 

3 июня – день седьмой

 

11:00. Идем к группе Ушканьих островов. Ничего не могу написать, – с раннего утра пьем коньяк. Непонятно – откуда коньяк на седьмой день круизной пьянки…. Как седьмой день!? Уже седьмой!? А что было до этого!?

 

Ушканьи острова

 

    Это небольшая группа островов в самом глубоководном участке Байкала, получила свое название от слова «ушкан» – заяц. Так называли раньше нерпу. У нее морда – вылитого безухого зайца.

 

13:10. Пристаем к острову Тонкий.

 

1.

 

    Еще на подходе к нему заметили в прибрежной зоне множество «зайцев» – «водоплавающих» и сохнущих на камнях. Вообще, именно на Тонком находится главное лежбище байкальской нерпы. На острове есть смотровая площадка для туристов, проход на нее платный и – ни шага вправо-влево с тропы. Разрешение пристать к острову, нужно получать заранее. На Тонком с начала лета до осени постоянно дежурят егеря. Но на этот раз мы никого не встретили и беспрепятственно прошли и к основному лежбищу, и на южную оконечность острова, откуда можно было фотографировать животных.

По тропе, украшенной цветущей сон-травой, по-охотничьи крадучись идем на южную оконечность острова…

 

2.

 

3.

 

4.

 

5.

 

6.

 

… и под прикрытием камней и кустов массированно «обстреливаем» ушканов из «фоторудий» различной дальности.

 

7.

 

8.

 

9.

 

10.

 

 

11. Два "зайчика" и птичка.

 

 

12.

 

 

13.

 

 

14. Лиственница распускается

 

 

 

Потом я возвращаюсь к кораблям и оттуда шагаю поперек острова, к главному лежбищу. Туда ведет, обустроенная дорожка - целый деревянный тротуар с  лестницами.

15.

 

Пересечь остров поперек очень легко – на то он и Тонкий.

 

16.

 

 

17.

 

 Туристам обычно дозволяется наблюдать животных с высокого берега из-за маскировочной сетки. Но сейчас можно спуститься к самой воде. Здесь уже залегли в засаде двое наших.

 

18.

 

    Нерпы сегодня в озере – огромное количество. Говорят что в Байкале ее около 100 тысяч особей.

 

19.

 

20.

 

 

21.

 

 

    На основном лежбище год назад Байкальский музей установил веб-камеру для постоянного дистанционного наблюдения за лежбищем.

 

22. Собираемся уходить от о. Тонкий

 

 

15:15. Переходим к острову Большому Ушкану. Обед. Приехал главный инспектор охраны национального парка Юрий Антонович Будеев с сыном Антоном. 25 лет он охраняет заповедные Ушканьи острова и его зовут «губернатором Ушканов».

 

23.

 

17:05. Полнейший штиль, яркое солнце. Беру фотоаппарат, шагаю по берегу.

 

    Валяемся с пивом на галечном пляже недалеко от кораблей. Острова сложены из белого мрамора. Камни удивительно теплые. Ни ветерка.

 

24.

 

25.

 

26.

 

18:35. Стас, Амир, Боря с "Татьяны",  тележурналист Таня Соловьева и Валера с "Сибиряка" отправились на гору – на верхнюю точку Большого Ушканьего острова. Ну и я вместе с ними. Надеялся снять острова сверху, однако вместо того неожиданно увлекся этюдами.

 

27.

 

28. Багульник (Рододендрон даурский)

 

 

29.

 

 

30. Осина выпускает молодые листочки 

 

31. 

 

32. Цветет бадан 

 

33. 

 

34. Сон-трава или прострел. Еще его называют забайкальским подснежником, а также  ургулом

 

 

35. 

 

   

   К сожалению, сверху вид оказался довольно посредственный.

36.

 

Спускались вниз с горы уже в наступающих сумерках, по склону местами очень крутому, с дремучим лесом.

 

37.

 

38. Осины

 

20:30. Возвращаемся на корабль.

 

21:00.  Ужинаем на палубе. Очень холодный ветер… – не помеха в «этом деле». Дело у нас общее – «наливай, да веселись». Веселятся все кроме оппозиции в лице одного оппозиционера, который хоть и сам, порой, не отказывается, но в целом осуждает. Вот такая неувязочка… Одно неудобство – приходится оппозиции вместе со всеми периодически подниматься со скамьи, отодвигать ее и ждать, пока один из участников веселья нырнет в люк-хранилище под лавкой и достанет «новый аргумент для недовольства оппозиции».

 

А почему мы никогда не посидим, не выпьем 18-летнего виски?..

 

Из-за облаков осторожно выползает круглая луна. Она высвечивает полосу легкого тумана, лежащую на воде у противоположного берега. Широкая лунная дорожка бежит через озеро к нашим кораблям, но не дотягивается, – на полпути рассыпается на отдельные искры и теряется в темной воде.

Спорим со Стасом о высоте горы, на которой мы сейчас побывали. На кон ставится Дэновская бутылка 18-летнего виски. Дэн категорически не согласен с таким поворотом дел:

– Ни фига себе, днем нашли и выпили мое пиво, а теперь спорите на мое виски!

  – Дэн, ты не понимаешь. Это уже не твой виски, это даже не мой виски. Это теперь наш виски!

Оппозиция такого юмора не понимает, потому что – «тупой юмор». 

 

 

4 июня – день восьмой

 

4:40.Включается будильник на моих часах, установленный всего лишь три часа назад, перед отходом ко сну. Вроде как надо вставать и фотографировать рассвет. Выглядываю в иллюминатор, с радостью наблюдаю затянутое тучами небо и возвращаюсь под одеяло.

 

7:30. Теплоходы покидают Ушканьи острова и направляются к югу.

 

11:00. Легкая качка, ничего не предвещающая.… Сидим в кают-компании в расслабленном, вялом состоянии.

 

12:00. Из трюма появляется голова Стаса с хитрыми глазами… «А что это у вас так грустно…», – как бы говорит весь его вид. Вскоре «застой» прекращается. Водка в рюмках больше не застаивается. Но вместе с тем за бортом просыпается понемногу и Байкал-море. Качка усиливается, становится все труднее наливать рюмки…

 

12:30. Ситуация практически выправлена, – грусть ушла. Стас рассказывает очередную увлекательнейшую историю о четырехнедельном путешествии по Байкалу в начале 90-х годов с иностранцами. Это рассказ у Стаса написан на бумаге, его можно прочитать здесь. Но одно дело – написанное сочинение, а другое – устный вариант с интонациями, паузами, выражением лица и неописуемыми подробностями. Стас вообще большой мастер разговорного жанра. У Бориса включен диктофон. Рассказ длится уже 10 минут и доходит до того момента, когда «Пассажиры бледно-синие уже четыре часа блюют по всему периметру корабля…Волна захлестывает на палубу, «Ярославца» валит на бок, на корабле все кувырком….». Именно в этот момент рассказ материализуется. Вот нисколько не преувеличиваю, именно в это мгновенье теперь уже на «Татьяну» налетает большая волна, катер резко кренится на бок, все, что стоит на столе, начинает валиться на пол. Я ловлю и пытаюсь задержать руками мизерную часть ускользающих богатств.… На камбузе с плиты слетает кастрюля с кипящей ухой. Я успеваю задрать ноги. Мертвый хариус вновь обретает способность плыть – по полу, вытекает из камбуза в кают-кампанию и оттуда струится к выходу с корабля. Вместе с вареной рыбой в потоках кипятка и подсолнечного масла по полу растекаются яблоки, морковь, лук и помидоры черри.

 

    В момент наивысшего напряжения из нутра теплохода, снизу, из кают «Татьяны» поднимается Татьяна с маской хорошего настроения и всем своим видом как бы говорит: «А вы все пьете и пьете?...»

– Татьяна, у вас все хорошо, вы с полки не упали, не ушиблись? – вежливо интересуется Стас.

Татьяна отвечает, что у нее все в порядке и добавляет:

– Надеюсь, у вас весь алкоголь только что вылился за борт? – И с победным видом скрывается в нижнем отсеке катера.

    А в кают-кампании, тем временем, начинается аврал – уборка. Весь пол залит маслом.

- Закидываем все обратно в кастрюлю и продолжаем пить с невозмутимым видом! – Предлагаю я. – Мы же в сложной экспедиции, продуктов мало, цинга, рыбы в озере нет, среди матросов противоалкогольный бунт…

– Рыба еще есть, продукты тоже, – говорит кок Витя. -  И после уборки начинает варить заново. 

 

13:40. Проходим мыс Хобой – северную оконечность о. Ольхона. Выходим на палубу.

 

39.

 

– Обратите внимание: силуэт скалы похож на шаманку с пятым размером груди, – проводит экскурсию Стас.

– Чего только не померещится на седьмой день пьянки! Где ты увидел пятый размер?

 

40.

 

 

 14:00.Идем по Малому морю. . Здесь полный штиль.

 

15:00. Обед. Сегодня день рождения Сергея Медведчикова. Утром вместо того, чтобы поздравить, я больно наступил Сереге на палец (палец на ноге, конечно). Теперь Стас вручает ему серебряный кулон про Байкал, а мы обещаем, что это еще не все подарки:

 

    – Сергей, тебя ждет бонус – переходящая белая футболка «Я отмечала день рождения на Байкале»…

 

Остров Ольхон

16:00. Пристаем к Сарайскому пляжу возле мыса Бурхан. Деревня Хужир.

 

41. Сарайский пляж. о. Ольхон

 

 

Стас по телефону договаривается с машиной до парома, чтобы срочно уехать в Иркутск. У него неожиданные проблемы: закрывают гостиницу «Маяк», где Стас – директор.  Представители прокуратуры с судебными приставами уже отключили электроэнергию от гостиницы. Начало туристического сезона – безусловно самое удобное время закрыть лучший отель в Листвянке, в котором Е. Гришковец снимал свою «Сатисфакцию». А завтра в «Маяк» приезжают 50 американцев, не говоря уже о тех людях, что сейчас живут в отеле, а также о персонале гостиницы, лишающимся работы.

 

17.10. Провожаю Стаса, а вместе с ним Василия Сергеевича и Амира и иду чего-нибудь поснимать. Стоянка два часа, а у меня остался всего час. Впрочем, спешить некуда:  солнце чуть ли не в зените. За горкой с другой стороны Сарайского пляжа находится мыс Бурхан со скалой Шаманкой, – самое известное место на Ольхоне. При полуденном солнце  этот символ Байкала до меня сфотографировали уже миллион раз. Да и я сам - раз пятьдесят.  И все разы – неудачно. А вот фотографий знаменитой скалы, снятых в режимное время в десятки раз меньше, и среди них попадаются хорошие. Но, по каким-то причинам, корабли никогда не остаются на ночь у берегов Хужира. Вроде бы как потому, что в случае ветра тут все плохо и стоять опасно.

 

    Все равно иду к мысу Бурхан, делаю несколько стандартных снимков. И один – нестандартный: в прошлом году здесь было вкопано пять столбов, но кто-то решил обязательно на машине проехать ближе к берегу (вопрос 30-50 м), вырвал столбы и сбросил с утеса к морю. Думаю, что это были какие-нибудь афроамериканцы или негрофранцузы. Наши люди не способны на подобную дикость, я считаю.

 

42. Осталось два столба (два с половиной, точнее). А вот так было в прошлом году

 

   

А вот, собственно, типичные виды на мыс Бурхан:

 

 

43. 

 

44. 

 

45. Дэн и Света 

 

46. 

 

Вдвоем с Пашей из Ангарска спускаемся с обрывистого берега по крутой тропинке к еще одному зафотографированному «до дыр» месту на Ольхоне – арочной дыре в скале у самой воды.Каменная щель хороша, но к ней не особо подступишься, поэтому она известна не так хорошо, как Бурхан.

 

 

47. 

 

48. 

 

49. 

 

50. 

 

51. 

 

52. 

 

 

 

18:15. Свет становится более мягким и фотогеничным, но корабли уже покинули берег и идут вдоль Ольхона к заливу Шебуты. Там будет ночевка.

 

53.

 

54.

 

21:00. Стоим в заливе Шебуты. Повара на берегу разложили мангал, скоро с шашлыками будем отмечать день рождения Сергея. Неужели это не повод… А то, «что мы никогда не посидим, не выпьем?...». Ну, а пока что народ с кораблей разбрелся по склону, караулят луну.

 

55. Залив Шебуты, о. Ольхон

 

56. Остатки старой деревянной баржи.

 

 

22:20. После шашлыков - запуск китайских фонариков в российское небо.

 

57. Подготовка к запуску

 

58. 

 

59. 

 

60. 

 

0:30. Продолжение дня рождения в кают-кампании.

 

1:58. Наконец удалось лечь спать раньше дух ночи! Будильник на 4:40 не ставлю, – легко проснусь и без него… часов в восемь… может быть.

 

 

5 июня – день девятый

 

о. Огой

8:30. Самый лучший будильник - скрежет днища «Татьяны» об камни, когда капитан Анатолий Иванович отрывает корабль от берега.

Из залива Шебуты теплоходы идет к острову Огой, на котором установлена Ступа Просветления, построенная недавно, в 2005 году.

 

9:15. Вновь короткий скрежет. Теперь уже в момент причаливания.

 

Острова Малого моря безлесные. На Огое есть лишь несколько деревьев, зато на каменистом степном острове растет багульник. В 2009г. среди обычных сиреневых зарослей мы обнаружили несколько кустов редкой разновидности рододендрона с белыми цветками. В последующие годы с белым багульником мне не везло, а в этот раз и того хуже: к нашему прибытию цветение вообще закончилось. Ну и погода оказалась совершенно неподходящая для фотографии.

 

Участники экскурсии выслушали короткую лекцию о Ступе и устремились в соответствии с буддистским ритуалом нарезать круги вокруг нее по часовой стрелке. Обойти Ступу полагается, как минимум, трижды.

 

1.

 

 

 

Над Ступой висит солнце, окруженное ореолом, а само сооружение смотрится силуэтом на ярком небе и выглядит это мистически.

 

2.

 

 

 

Я не участвую в забеге вокруг Ступы, но занят тем, что фотографирую «молящихся буддистов», совершающих священную кору: выставил на штативе камеру и поджидаю и ловлю в нужном месте кадра прохожих «паломников». Тут вдруг на круге появляется Барсик, останавливается в золотом сечении будущего снимка и жизнерадостно вопрошает:

 

– Как будем запечатлевать Барсика?

 

Барсик не вписывается по своему формату в мой замысел (я еще понимаю, если бы он бегал вокруг ступы «голенький»), поэтому я грубовато отвечаю:

– Никак не будем. Сережа, вы бы не могли выйти из кадра? Мне на снимке нужна изящная фигура.

 

3.

 

 

 

4.

 

 

 

5.

 

 

 

Остров Баракчин

10:30. От о. Огой идем к о.Баракчин (другое его название – Альтрек). Остров состоит как бы из двух половин – темной и светлой. Одна часть (темная) примечательна тем, что там находятся захоронения шаманов. Вторая – занята птичьим чаячьим базаром.

 

6. о. Баракчин, темная часть

 

 

 

11:05. Десант высаживается на остров Баракчин и направляется на птичий базар. Есть поверье, что защищая гнезда, чайки с воздуха атакуют и метко гадят на туристов. Лично мне до сих пор от птиц ни разу не доставалось, и я иду в футболке. Но некоторые доверчивые экспедиционеры наряжены чуть ли не в плащи химзащиты и каски.

 

7.

 

 

 

8.

 

 

 

11:20.  Чайки поднялись в воздух и с резкими воплями носится над головами туристов, напрасно рассчитывая их напугать. Бомбардировочного помета, однако, пока не наблюдается.

Временами проглядывает солнце и эффектно освещает отвесные светло-серые скалы с кружащимися над водой чайками.

В некоторых гнездах уже вылупились птенцы.

 

9.

 

 

 

10.

 

 

 

11.

 

 

 

12.

 

 

 

13.

 

 

 

14.

 

15.

 

 

15.

 

16.

 

 

 

17.

 

 

 

18.

 

 

 

12:05. Солнце ушло за тучи, стало холодно. В темную часть острова, туда, где находятся могилы шаманов, я уже не пошел, вернулся на корабль.

 

19. Темная половина. Здесь могилы шаманов

 

 

 

20.

 

 

 

Капитаны обедают и обсуждают последующий маршрут. Вроде бы как от Баракчина намечен курс на МРС.

– А ты не знаешь, зачем им заходить в МРС? - спрашивает помощник с «Шамана».

- Мне все равно, – отвечает Анатолий Иванович. – На том корабле есть фюрер, мое дело – выполнять указания.

 

12:45. Наша «Татьяна» отходит первой. Переход до бухты Песчаной займет примерно 8 часов. Если погода позволит, по пути ненадолго пристанем на мысу Саган-Заба смотреть древние петроглифы на мраморных скалах.

 

Петроглифы эти мы фотографировали в прошлом году.

 

14:10. Через пролив Ольхонские Ворота, миную МРС (видимо, «фюрер» поменял приказ) вышли в Большое море, и тут же началась «наморекачка».

Корабль нешуточно зарывается носом в волну, и брызги обрушиваются на палубу.

 

21.

 

 

 

– Вы точно будете обедать? – уточняет кок Витя. Видимо, пора не есть, а блевать за борт.

    – Да, мы будем.

 

15:30. Шторм усиливается, каждая третья – четвертая волна имеет высоту полтора метра, а отдельные экземпляры достигают двух метров. Тогда корабль взлетает, а потом с тяжелым плеском падает вниз, и вода окатывает палубу. Ветер юго-западный 10-14м/сек.

 

22.

 

 

 

23.

 

 

 

За обедом приходится страховать рюмки, потому что от качки предметы периодически валятся со стола.

 

16:30. То ли от ужесточившегося шторма, то ли от дозы выпитого стала вдруг куда-то исчезать бодрость, начинает слега мутить. Я ухожу вниз, в каюту и засыпаю.

 

19:55. Прячемся от шторма в бухте Бугульдейка, не дойдя 32-34 км до Песчаной (2 часа ходу). В Песчаной при таком ветре невозможно стоять.  Бугульдейка – бывший поселок лесорубов. Отсюда плоты бревен таскали по озеру до порта Байкал. Теперь тут – просто поселок, лес по Байкалу давно не перевозят.

 

Сыплет мелкий дождь. Бухта полностью отгорожена от моря. За ее пределами Байкал штормит, виден сильный пенистый прибой.

До двух часов ночи смотрели кино про время, потом все разошлись а я до четырех разбирал и обрабатывал снимки. И ничего не пил!

 

6 июня -  день десятый

Бухты Сенная, Бабушка, Внучка… и Песчанная.

 

6:30. Взвыл, загудел дизель, корабли вышли из Бугульдейки. Байкал тихий. Солнечно. Хочется выйти на палубу, но еще больше хочется спать, и это желание пересиливает…

 

8:40. Вновь просыпаюсь от того, что корабельный двигатель резко притих, – сбавил обороты. «Татьяна» заходит в бухту Сенную. Здесь кордон Прибайкальского национального парка.

 

Завтракаем и готовимся идти по тропе вдоль Байкала.

– А здесь клещи есть, надо брызгаться? – интересуется Татьяна.

– Нну-у да, надо… – неуверенно говорит Рома.

– А почему клещей не предупредили, что мы приезжаем, чтобы они заранее разбежались? – это – такой типа «юмор» и его проходится слышать много, к сожалению.

 

9:20.  Десятиминутная готовность к походу из бухты Сенной в Песчаную. Гиды добивают последних клещей и комаров, освобождая тропу от паразитов для прохода делегации с «Татьяны».

 

Блиц-турнир по фотографии (или «Гражданочка, вас тут не стояло!»)

10:00.  Фотоспортсмены – участники спринтерской фотосессии выстраиваются в колонну и шагают по поляне к первому подъему. Аня дает короткий инструктаж по безопасности и обещает, что двигаться будем медленно.

 

 

24. Начало похода. Бухта Сенная

 

 

 

25.

 

 

 

26.

 

 

 

10:30.  Фототуристы преодолевают первый подъем и объявляется перекур. Начинают поступать вопросы гидам.

    – Скажите, а много еще таких подъемов?

    – Нет, не много, – четыре или пять, – отвечает Аня.

    – А вон там виден мыс, нам надо дойти до него?

    – Нет, чуть дальше, – за него.

    – А какое всего расстояние?

    – Пять километров.

    – Пять кило-мет-ров?! – Слышится откровенное недовольство. – А-нам-ска-за-ли, что всего три километра и по ров-ной тропе!

 

Тропа между бухтами Сенной и Песчаной не ровная и очень живописная. Маршрут красивейший, пожалуй лучший из всего, что я видел на Байкале.

 

27.

 

 

Природа создала здесь все, что нужно фотографу: отвесные скалы, обрывающиеся в синюю пучину, чередуются с маленькими бухточками с песчаными пляжами и изумрудной водой. У каждой бухты – собственное название: Бабушка, Внучка, Дед, Кедр…. Тропа идет высоко над берегом по лесу и камням, Много причудливо вывернутых сосен, искореженных байкальскими ветрами. Осталось только дождаться хорошего освещения, ну и, конечно, нужно некоторое время, чтобы найти точку съемки, ракурс, продумать и построить кадр.

 

28.

 

 

 

29.

 

 

 

30. Бухта Кедр

 

 

Погоду и время суток выбирать не приходится, ждать пока солнце на минуту выйдет из облаков и «правильно» осветит скалы – тоже не всегда получается, потому, что гиды торопят:

 

– Друзья, нам пора идти.

 

    «Друзья фотографии» в это время находятся в разгаре творчества, наперегонки снимая и загораживая друг другу «выигрышные планы». Кто-то терпеливо ждет, пока отойдет коллега, выглянет солнце, а кто-то просто возмущается: «Ну, занял лучшее место! Вы тут не один!»

 

31.

 

 

 

32.

 

 

 

33.

 

 

 

В соревнованиях явно намечается лидер – 62-летний Валерий из Москвы. С миниатюрным фотиком он, постоянно находясь в прекрасном расположении духа, скачет по скалам и снимает все подряд. С начала экспедиции он «наскакал» уже 15 тысяч карточек! Абсолютный рекорд среди «мыльниц». И сегодня Валерий приканчивает уже восьмую сотню. Валерий никого не отгоняет с «выгодной точки», а сам готов по первой же просьбе отойти в сторону, да еще и извиниться. Вот он – явный и недосягаемый претендент на победу в фото-блиц-турнире «Сенная-Песчаная».

 

11:50. В бухте Бабушка стоят «Татьяна» и «Сибиряк». Неужели здесь финиш?!. Ведь трасса фотоспринта была размечена до бухты Песчаной!

 

34. Бухта Бабушка

 

 

 

Я смиряюсь с поражением (опять нихрена не снял), сбрасываю одежду, бросаюсь в ледяной Байкал. Выхожу, греюсь, иду босиком по песку.

На пляже пузом кверху красуется московский Барсик. Он не дремлет:

 

- Вот здесь, - слышится его голос при моем приближении, – у Барсика однажды был секс. Происходил интим. Вокруг было много людей, но никто не обращал внимания. Я хотел об этом написать рассказ, но они сказали («они» – это пассажиры «Сибиряка»), что об этом писать нельзя.

- Почему же нельзя?.. – не соглашаюсь я. - Наоборот, просто необходимо написать! Это очень любопытно, крайне познавательно и поучительно для нашей скромной молодежи.

- Да?!. - оживляется Барсик, я тогда напишу!

Будьте уверены, вас прочитает весь «Сибиряк» и вся «Татьяна» Они только притворяются, что им не интересно. Каждый бы мечтал быть на вашем месте…

 

Но это, оказывается, еще не конец. Несколько участников фотозабега сходят с дистанции, остальные продолжают соревнование. До финиша остается еще примерно километр ходу и пятнадцать минут времени. Если не стараться выбирать кадр и наводить на резкость, можно побороться за второе-третье призовые места.

 

35.

 

 

 

36.

 

 

 

37. На переходе между Бабушкой и Песчаной тропа переплетена корнями деревьев

 

 

 

12:30.  Бухта Песчаная знаменита ходульными деревьями.

Эти сосны, с торчащими над землей корнями – прекрасный материал для практических занятий по композиции. Тысячи неплохих фотографов бились над ними, но, что-то я не видал приличных карточек. В том числе и у себя. Интересно снять ходульные сосны не так уж просто, тем более, что почти всегда вокруг них вьется рой фотографов.

 

38.

 

 

 

39.

 

 

 

Участники фото-блиц-турнира обступают деревья со всех сторон. Один за другим рождаются фотошедевры: «Ходульное дерево», «Я возле ходульного дерева», «Я на ходульном дереве», «Я под ходульным деревом» и другие. Ценителям чистого пейзажа мешают все остальные присутствующие в кадре люди:

 

– Вы там долго собираетесь лежать под деревом!? Вылазьте уже, наконец! Вы тут не один!

 

Кстати, совсем не факт, что фотографии без людей лучше, чем снимки с человеком в кадре, который лучше помогает понять масштаб происходящего фотографического бедствия.

40.

 

 

 

41.

 

 

 

42. В бухте Песчаная

 

 

 

13:00. Я возвращаюсь на корабль.

13: 45. Отходим. Два катера идут в Листвянку. «Шаман» остается в Песчаной бухте

18:00. Капитан Анатолий Иванович сообщает, что погода портится, идет шторм с силой ветра до 20 м/сек. Но пака Байкал все еще сравнительно тихий.

19:00. Причал в Листвянке напротив гостиницы «Маяк». Пойду, посмотрю, что там, как там…

19:25. Идем дальше, мимо порта Байкал к руч. Серебряному на КБЖД. В Листвянке ничего интересного для себя найти не успел, за исключением бутылки с «Русским льдом». А то мы что-то никак не посидим, не выпьем…

20.05. Швартуемся к причалу. «Сибиряк» уже здесь»

22:00.  Крайний (прощальный) ужин. Над Байкалом ходят тучи, сверкают молнии и гремит гром.

24:00.  Продолжение того же

1:00.  Окончание последней водки

2:00. Теперь пьем на «Сибиряке» настойку золотого корня

3:00.  Окончание настойки из золотого корня

4:00 или что-то около того. Окончание прощального ужина... Приближение прощального завтрака.

 

7 июня – последний день экспедиции

7:00. Нет, оказывается, будильника громче, чем чувство ответственности: надо собирать вещи и еще сходить на экскурсию по КБЖД.

8:30. Катера идут по морю вдоль Кругобайкалки и в районе руч. Каторжного пристают к берегу.

9:05. Довольно жалкая по численности группа экскурсантов сходит на берег, и как каторжные бредут в долгий, темный и холодный тоннель. Затем в другой.

 

43.

 

 

 

44.

 

 

 

45.

 

 

 

46.

 

 

 

47.

 

 

 

Подземная прогулка освежает, но на обратном пути все равно страшно хочется спать.

10:00. Опережая всех (потому что пошел в одной майке, а под землей весьма не жарко) я выхожу из тоннеля, направляюсь к кораблям. На насыпи нас поджидает Барсик.

– Вы мне запишите, пожалуйста, фотографии на флешку. Где вы меня голенького снимали. И еще с каждого места, где мы были по три-четыре фотографии. У вас же хорошо получаются.

10:15. Уже десять минут жду, кода Барсик принесет флешку.

– Где это ваше Чудо с флешкой?!. Он, что там, уснул?..

Еще только через пять минут от Барсика приходит посыльный – Паша.

10:40.  Все на борту. Последним поднимается Валерий с «Сибиряка». До последней минуты он снимает камешки и цветочки на берегу. Идет на мировой рекорд: 20 тысяч фотографий за десять дней!

Теплоходы отчаливают и направляются в Листвянку за водкой, чтобы высадить там пассажиров. И закончить на этом экспедицию.

 

Собственно, вот и все, десять дней пролетели, а мы так ни разу и не посидели, не выпили. Надо будет в следующий раз как-то по-нормальному в экспедицию сходить...

 

+7 901 665-71-35, 8 3952 550-464, 533-888, 533-500 - отдел продажи туров на Байкал
info@baikalvisa.ru
 
 
ВНИМАНИЕ! Вся информация, опубликованная на сайте www.baikalvisa.ru, не является публичной офертой. Детали по каждому конкретному туру или услуге уточняйте у менеджеров.
© ООО «БайкалПрофиТур». Все права на материалы, размещенные на сайте www.baikalvisa.ru, принадлежат ООО «БайкалПрофиТур». Любое использование этих материалов без получения письменного согласования компании запрещено.