en   de   中文
+7 (3952) 550-464
обратный звонок
Заявка на тур
Сейчас на Байкале
БайкалПрофиТур / Пресса о «БайкалПрофиТур» / Немного волшебства

Немного волшебства

Если максимально точно сформулировать, чем занимается Станислав Леник, то получится весьма экзотичная профессия – волшебник. Да, на приземленном языке ОКВЭДов это именуется «туристическая деятельность», но мы-то ведем речь о сути. А суть такова: его занятие – показывать людям чудо и тихо наблюдать (а иногда – громко радоваться) за их восторгом и неминуемым последующим преображением. Итак, познакомьтесь – Станислав Леник, директор туроператорской компании.

Вы в «БайкалПрофиТур» уже десять лет. То есть, десять лет на передовой туристического бизнеса. Именно за этот период в «индустрии Байкала» произошли глобальные перемены. Как выглядел этот процесс изнутри?

 

– Я пришел в сюда из небольшой туркомпании, где, по сути, мне уже было слишком тесно. Как раз в это время в Иркутске открылись гостиницы «Звезда», «Европа», завершалось строительство отеля «Маяк» и гостиницы «Легенда Байкала» в Листвянке. Учредителям этих объектов нужна была консолидирующая компания, которая могла бы заполнять весь этот номерной фонд. В проект пригласили Александра Андреева – директором компании, и меня – руководителем туротдела. Это был 2005 год. Я охотно согласился, пришел на новое место и понял, чего мне до этого не хватало: рабочих рук, которые помогали бы реализовать все мои идеи в туризме, и объектов размещения – не подведомственных, а дружеских, где я мог бы влиять на внутреннюю политику.

Наша молодая компания очень быстро рванула вперед: за полгода мы создали хороший веб-сайт, подтянули к совместной работе корабли, принадлежащие самим учредителям бизнеса, их друзьям, моим друзьям. Мало того, что мы летом 2006 года загрузили под завязку только что открывшийся «Маяк», но еще и организовали порядка 100 круизов по Байкалу на кораблях. К сезону 2007 года мы вошли в тройку крупнейших туроператоров на Байкале.

– И что дало такой эффект – инвестиции? Вопрос непраздный: всех интересует, как можно быстро сделать бизнес на Байкале…

 

– Конечно, были инвестиции, но во многом проект двигался на чистом энтузиазме – причем, всех его участников.

 

Дальше процесс развития шел по накатанной. В 2007 году купили теплоход «Сибиряк», реконструировали его к навигации 2008 года. Открыли гостиницы «Виктория» и «Легенда Байкала». Запустили замечательный проект ледовой скульптуры «Хрустальная нерпа». Широко распиарили майскую экспедицию «За уходящим льдом Байкала». Тогда же, в 2007 году, запустили еще одну экспедицию – по льду Байкала на квадроциклах. Эти проекты до сих пор живут, разве что, «Хрустальная нерпа» была приостановлена, но мы планируем ее реанимировать.

 

Сейчас мы занимаем уникальную нишу в туризме Байкальского региона. По ряду позиций, пожалуй, являемся лидерами: по организации конференций, индивидуальных туров, экспедиций, круизов.

 

– Это довольно дорогой сегмент рынка…

 

– В принципе, публика у нас достаточно состоятельная. Нет, мы не отсекаем низкобюджетных клиентов, но наша ценовая политика, качество номерного фонда, флот – все это чуть повыше классом. Мы не демпингуем, устанавливаем реальные цены, которые позволяют нам удерживать качество. А качество – важнейший фактор для сохранения турпотока, создания имиджа Байкала как места комфортного отдыха.

 

– Отдыха?

 

– Ну да, отдыхом это можно назвать с натяжкой – у нас на Байкале туризм скорее познавательный, приключенческий. Иногда за неделю человек изрядно устает: от переездов, физических нагрузок, новых ощущений. Но уезжает счастливым. И это цель нашей работы – счастливый человек, который говорит: «Я побывал на Байкале, это была неделя счастья!» Этим счастьем он делится с окружающими, и все меньше денег требуется на рекламу, потому что люди являются носителями позитивного настроения, делятся им с окружающими. И это лучше любой рекламы.

 

Многие приезжают на Байкал во второй раз, в третий, четвертый. Есть такие, кто не пропускает ни одной нашей экспедиции, приезжают сюда с партнерами, в несезонное время. Они уже знают, что их здесь хорошо встретят, что, привезя сюда партнеров по бизнесу, попадут в точку: партнеры будут удивлены, ошарашены и уедут абсолютно довольными.

 

– Представьте, что вам выпала возможность показать Байкал лучшему человеку планеты Земля. Такому условному Ганди. Куда бы вы его повезли?

 

– Я показал бы ему то же, что и всем остальным своим туристам.

 

Год назад приезжал к нам один очень высокопоставленный человек, я сам его сопровождал. В первый день привез его в Тальцы, в Байкальский музей, показал Листвянку. Поднялись на пик Черского (человек был уставший, с дороги, так что воспользовались подъемником). На следующий день отправились на снегоходах в тайгу, возвращались в Листвянку по льду Байкала. На третий день рванули на остров Ольхон, переехали по ледовой переправе, поселились на хорошей базе отдыха. На четвертый день съездили на мыс Хобой, посмотрели на ледовое великолепие. Переночевали, и на следующий день поехали «домой» – в Иркутск. Здесь тоже организовали экскурсию: наш замечательный Иркутск в зимнее время – один из красивейших городов Сибири, а может быть, и России. У нас есть, что посмотреть: замечательные красивые церкви, Знаменский монастырь, 130 квартал и так далее. И все, человек – наш! В этом году он опять приехал.

 

Интересно, но когда мы с ним были на Ольхоне, он в какой-то момент упал на лед Байкала, и говорит: «У меня в жизни было три шока: первый, когда я впервые в 1989 году выехал в Западную Европу, побывал в Альпах, второй – когда в начале 2000-х приехал в США – увидел Лас-Вегас и Скалистые горы. И третий шок у меня здесь». Вот представьте: человек, у которого в этой жизни все есть, он везде побывал, все видел, вдруг оказывается на Байкале и испытывает настоящий шок.

 

Был бы жив Ганди, приехал на Байкал – удивили бы и его.

 

– А это универсальный шок от Байкала, или только у наших людей?

 

– Это универсальный шок. Люди из абсолютно разных сред, из абсолютно разных стран испытывают схожие эмоции, получают общие впечатления, и в эти моменты часто появляется дружба, которая потом длится годами, десятилетиями. У меня много таких друзей – из Германии, Америки, России, мы с ними переписываемся, общаемся, они потом снова приезжают к нам. Байкал никого не оставляет равнодушным и никого не отпускает.

 

– В чем фишка? Почему Байкал так цепляет? Ну, лед. Ну, природа. На Алтае – тоже лед, тоже природа. Да и по всей Сибири…

 

– Нет, у нас природа уникальная: здесь замечательные ландшафты, их смена, динамика. Несомненно, здесь присутствует некая энергетика. Никто ее, конечно, не измерял, но все сходятся в одном – «Я на Байкале начал смотреть на жизнь по-иному, Байкал меня изменил». А сколько здесь возникает настоящих, глубоких романтических чувств, которые потом превращаются в браки! Все это говорит о какой-то несомненной нематериальной энергетике.

 

Еще одна особенность, создающая уникальную атмосферу Байкала, – это люди, которые здесь живут: они, несомненно, другие, и это понимаешь сразу.

Открытые, доброжелательные. Большинство туристов, которые приезжают на Байкал не наскоком, а хотя бы на пару-тройку дней, пообщавшись с байкальскими людьми – местными деревенскими жителями, простыми матросами, гидами и другими – отмечают: «Какие у вас замечательные люди!» И это тоже накладывает свой отпечаток, потому что человек открывается не только в общении с природой, но и в общении с другими людьми.

 

– Экспедиция «За уходящим льдом Байкала» – уникальное явление. Это же ваш собственный авторский проект? Как он получился?

 

– Обычно все начинают навигацию на Байкале в зависимости от спроса: 1 июля появились туристы – пошли корабли. Но как-то раз у нас корабль арендовали рыбаки: они хотели выйти на Байкал 3 июня, потому что в это время, по слухам, много рыбы. И мы пошли: холодно, туманно, ветрено. Направились в Чивыркуйский залив. Путь нам преградили ледовые поля, на которых лежат сотни, тысячи нерп! Пришли в Чивыркуйский залив, на острове Лохматый встретили медведя. Увидели расцветающую природу, склоны островков, цветущим ярким багульником, наловили кучу рыбы. И я понял, что это сказка, какой я не видел до сих пор. И ее очень захотелось показать людям.

 

На следующий год я уже кинул клич – поехали на Байкал 1 июня! Собрал несколько человек из разных городов России, и отправились. Снова встретили льды, нерпу, нас этими льдами чуть не затерло. Была отличная рыбалка. Получилось сказочное путешествие. Фотографии с него я до сих пор использую в рекламной продукции. И теперь экспедиция проходит ежегодно. Кстати, это отличное испытание перед навигацией – посмотреть на корабли, работу команды, подучить гидов.

 

Экспедиция изначально была некоммерческой, такой она и остается. Единственное, что требуется – отбить затраты на топливо и на эксплуатацию корабля, а прибыль с нее даже не закладывается. Поэтому я в эту экспедицию смело зову журналистов, блогеров, просто интересных людей, ученых, которые на Байкал не могут выбраться, потому что у них нет таких денег. Экспедиция «За уходящим льдом Байкала» стала весенней тусовкой для общения – с Байкалом, между собой, для сбора видео- и фотоматериалов. В этом, наверное, секрет ее успеха. Я смело могу позвать председателя союза фотохудожников Красноярска и сказать: «Алексей Алексеевич, поехали на Байкал! С тебя – только билеты до Иркутска и обратно». Он приезжает, получает море эмоций, и эти эмоции выплескиваются в великолепный фотоматериал, который не создашь специально. Такой материал не угадаешь, потому что фотографы – люли эмоциональные. Ты им дашь тысячу долларов и скажешь – отсними мне весенний Байкал, и это будет не тот Байкал, который они отснимут для себя в порыве восторга.

 

С годами экспедиция стала более раскрученной, и уже появились люди, которые хотят платить деньги за участие в ней. Казалось бы, может произойти коммерциализация и что-то важное будет потеряно. Но ситуацию спасают люди, которые участвуют в экспедиции второй, третий, четвертый раз – они сохраняют ее дух и заряжают им новичков.

 

– Есть постоянные участники экспедиции?

 

– Да, это Алексей Алексеевич Снетков – председатель союза фотохудожников Красноярска, Сергей Макаров – который сейчас идет в экспедицию в пятый раз, и его фото тоже украшают наш рекламный материал, Саша Леснянский – читинский блогер, бизнесмен, мегапутешественник. Дважды с нами в экспедицию ездил президент Российской гостиничной ассоциации Геннадий Андреевич Ланшин.

 

– Какие еще экспедиции в вашем «графике»?

 

– Летом я стараюсь выкроить хотя бы дней десять, чтобы съездить в пустыню Гоби – это мое личное направление, некоммерческое, куда я зову своих друзей. Есть еще зимняя экспедиция, в марте – на джипах или квадроциклах, она называется «Лед Байкала». Это тоже из моих старых проектов, еще 90-х годов: мы ездим на Старую железную дорогу, в Песчанку. В 2002 году мы прошли на снегоходах до Ольхона, это вдохновило, и мы запустили «квадропутешествие» – путешествие по Байкалу на квадроциклах. В 2007 году мы прошли от Култука до Северобайкальска – то есть, вдоль всего Байкала, 800 км за восемь дней. Сейчас опять собираемся повторить этот маршрут.

 

В экспедициях участвуют и наши сограждане, и иностранцы. Они едут, вместе преодолевают трудности, сплачиваются, восторгаются, становятся друзьями на всю жизнь и поклонниками Байкала. А потом приезжают летом.

 

– За счет зимних экспедиций вы пытаетесь решать самый сложный вопрос развития туризма на Байкале – его сезонности?

 

– Расширение сезона уже произошло, это свершившийся факт. Для нас стартом было строительство «Маяка» в Листвянке. Любой несезонный отдых требует комфортного размещения. Люди посмотрели лед, тайгу, почувствовали сибирский мороз – и все, нужно вернуться в тепло, в комфорт, помыться, вкусно поесть. Несомненно, появление комфортабельных мест размещения расширяет сезон. Это «Маяк» в Листвянке, «Белый соболь», «Гранд Байкал» в Байкальске, «Байкалов острог» на Ольхоне, другие гостиницы и базы отдыха, которые дают комфортное размещение на Байкале. Появилось много туристов, которые приезжают осенью, зимой или весной. И даже если холод стоит, что нос не высунешь, и если даже на дворе стоит наш ужасный ноябрь или не вполне удачный апрель, в любое время можно увидеть красоту Байкала, имея комфортное размещение и комфортное перемещение.

 

Каждый километр асфальтированной дороги на Малое море расширяет нам сезон. Реконструкция Култукского тракта, новый терминал в аэропорту расширяют нам сезон, новые гостиницы, новые дороги – это все делает Байкал всесезонным.

 

– Государство свои инвестиции вносит – и строительством линий электропередачи, и новыми дорогами. Но сейчас ведь появились новые инвесторы, которые пытаются создать «замкнутые системы». Те же китайцы, которые строят свои отели, занимаются нелегальным приемом турисов – своих сограждан. Появление эти инвесторов вас не смущает?

 

– Чем больше гостиниц – тем больше турпоток, чем больше турпоток – тем сильнее конкуренция, чем сильнее конкуренция – тем выше качество. И тем больше инвестиционная привлекательность.

 

Приведу пример: в свое время начали к нам ездить гонцы «Марриотта», взялись изучать возможности строительства отеля. Я с ними встречался, общался, все им показывал. На меня насели директора наших гостиниц – что ты с ними таскаешься, это же наш будущий конкурент! Я говорю – да вы неправы, Марриотт – это ваш спаситель. Оттянет от вас 10% номерного фонда в первый год, во второй год, но на карте мира появится новая точка, где есть Марриотт, и эта точка притянет к вам дополнительный поток туристов, она заставит вас пересмотреть стандарты качества, подтянуть персонал, и все – через два года вы поймете, что Марриотт вас спас от загнивания и консервации, разрушения номерного фонда. Так и случилось: в первый год открытия Марриотта наши гостиницы просели на 10%, но на следующий год и Марриотт заполнился, и наши гостиницы заполнились, и у гидов появилось больше работы, и у транспортников. Поехал новый контингент, который раньше к нам не ездил. А появись в Иркутске Хайятт или какая-нибудь другая «пятерочка», «четверочка» – еще лучше, еще прибавится качество. Я не знаю, может, первый год эта «пятерочка» будет не очень инвестиционно привлекательной, может выгоднее ее поставить в Лас-Вегасе или Москве, но нам бы она прибавила поток.

 

Инвестиции – очень гибкая среда. Если бизнес видит, что здесь интересно и безопасно, он вложится. Но бизнес не может делать все, ему нужна готовая инфраструктура. И вопрос решается. В Байкальск мы уже сейчас приезжаем на 15 минут раньше, чем год назад, и на полчаса раньше, чем четыре года назад. Со временем мы получим время в пути до Байкальска полтора часа – 1 час 15 минут. Завершится строительство дороги до Малого моря – сможет доезжать до Малого моря за 2 часа 15. В таком случае мы не будем отличаться от основных туристических направлений, где все равно от аэропорта 2 часа ехать. Мы окажемся близко к этому стандарту. И такое понятие, как «длинная, тяжелая дорога до Байкала» исчезнет, особенно если туристов посадить в комфортабельный автобус. А если подключить сюда развитие малой авиации, как на Аляске? И тогда открываются совершенно другие перспективы, новые направления, которые сейчас недоступны из-за отсутствия дорог или их низкого качества. Взять хотя бы тот же Казачинско-Ленский район – это же потрясающая таежная сказка! Но пока туда сложно добраться.

 

– И здесь мы сталкиваемся с нашим извечным вопросом – может лучше для экосистемы, чтобы в эти уникальные места туристов вообще не пускали? Вон что получается с Ольхоном…

 

– Ольхон – уникальное явление, уникальное место, которое нужно беречь, но оградить его заборами – это не выход. Нужно сохранять, и при этом – показывать людям. Рецепт простой и универсальный: он в экономике, модернизации, урбанизации, в хороших деньгах. Для того, чтобы люди не вытаптывали уникальную Тажеранскую степь, им нужно построить хорошую асфальтовую дорожку. Вот сейчас новая экологическая кампания – квадроциклы вытаптывают уникальную траву, монгольская жаба под угрозой! Дороги нет, поэтому вытаптывают. Я был в национальных парках США, Западной Европы, Восточной Европы. Нигде не ограничивается въезд туристов, напротив – чем их больше, тем лучше живет национальный парк – он собирает больше денег на рекреацию. Но нужно людей организовать. Самая простая организация – построить им тропу для передвижения. Велотропы, квадротропу, автодороги, переходные тропы. Оборудованные места для палаточного лагеря. Все! Природа не страдает. Никуда человек не ломится, ничего не вытаптывает. Когда он видит вокруг чистоту и порядок, у него рука не подымется бросить окурок, бутылку, сломать веточку. И наоборот: какой бы высококультурный не был турист, если он видит гору мусора – добавит и от себя. Это в природе человека, он подчиняется законам окружающей среды. Он может день повозмущаться – вы делаете нехорошо, но на второй день сам станет делать так же. Не все, конечно, и не всегда, но в целом так и получается. И наоборот, человек, привыкший к бардаку, попадая в среду, где все это под запретом, тут же начинает социализироваться и вести себя, как предписано. Не будет он бросать мусор, где никто мусор не бросает.

 

Дикая природа великолепно сосуществует с туризмом. Я видел это в США, Швеции, Хорватии. В Швейцарии рядом идут дорога, железная дорога, туннель для велосипедистов, туннель для коров, для диких коз и для диких кабанов. Каждый идет своей дорогой, никто не пересекается, но поглядеть друг на друга могут. И внедрение такого подхода – путь, который нам предстоит пройти, чтобы Байкал стал одним из главнейших туристических центров в Азии.

 

 

Кто есть кто. Байкальский регион. №1, 2015 год

 

+7 901 665-71-35, 8 3952 550-464, 533-888, 533-500 - отдел продажи туров на Байкал
info@baikalvisa.ru
 
 
ВНИМАНИЕ! Вся информация, опубликованная на сайте www.baikalvisa.ru, не является публичной офертой. Детали по каждому конкретному туру или услуге уточняйте у менеджеров.
© ООО «БайкалПрофиТур». Все права на материалы, размещенные на сайте www.baikalvisa.ru, принадлежат ООО «БайкалПрофиТур». Любое использование этих материалов без получения письменного согласования компании запрещено.